Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Общество «Трезвение» » Беседы на православном радио »

14.05.2017 | В Екатеринбурге, в храме свт. Николая Чудотворца (при Уральском Горном Государственном Университете) прошло очередное заседание помощников благочинных по утверждению трезвости Екатеринбургской Епархии.

28.04.2017 | Форум «УТРО-2017»

28.04.2017 | Научно-практическая конференция Христианская антропология и психология в развитии человека

27.03.2017 | Говорить на одном языке: социально ориентированные НКО учатся взаимодействовать с органами власти и СМИ

27.02.2017 | Научно-образовательный семинар-практикум «От экологии природы к экологии человека: опыт народной педагогики»

21.02.2017 | В Екатеринбурге, в Уральском Государственном Горном Университете прошел научно-практический семинар «Методология предупреждения нехимических зависимостей»

- -

«Трезвое слово» №2 (№14)

План работы Общества «ТРЕЗВЕНИЕ» на 2009 год

- -
Беседы на православном радио

- -  

Неизвестный Рачинский.

Радиошкола трезвение
Ведущая Алевтина Лежнина

 

Здравствуйте, дорогие братья и сестры!

Основоположником русской православной трезвости по праву считается выдающийся ученый и педагог Сергей Александрович Рачинский (02. 05. 1833 - 02. 05. 1902). Его личный пример и сегодня вдохновляет на служение страждущим от пьянства ближним.
И сегодня мы посвятим нашу передачу С.А. Рачинскому.

Неизвестный Рачинский
(Из цикла "Подвижники благочестия").
Зарождение и развитие трезвенных традиций в России.

Сегодня мало кому из педагогов известно имя Сергея Александровича Рачинского. А между тем, по отзывам современников, "Рачинский - это имя мирового значения". Он был не педагог - переводчик западных идеалов на русскую почву, а творец самобытных русских идеалов просвещения. Русская школа возникла и 7 веков существовала как церковная школа. С.А. Рачинский явился воссоздателем русской школы, он утверждал, что истинно народное воспитание и обучение возможно лишь на религиозно-нравственной и национальной основе. Ему удалось создать такую школу в селе Татево Смоленской губернии, в деятельности которой были реализованы сформулированные им цели и задачи.

Сергей Александрович Рачинский родился 2 (15) мая 1833 года в селе Татеве Бельского уезда Смоленской губернии (ныне район Тверской области). В 1849 году поступает в Московский университет, 20 лет от роду он уже был кандидатом естественных наук, а вскоре выдержал магистерский экзамен.

По окончании университета Сергей Александрович некоторое время служил в Архиве Министерства иностранных дел, а осенью 1856 года уехал за границу для подготовки к профессорской деятельности.

С. А. Рачинский был на редкость общительный человек, обладавший талантом привлекать к себе людей. Скромный, жизнерадостный, внутренне светлый человек. Где бы он ни жил - в Веймаре, Йене, Берлине, - он везде делался желанным членом лучшего интеллигентного общества этих городов. В Веймаре он был принят при Дворе, хранившем лучшие традиции эпохи Шиллера и Гёте, близко сошёлся с великим композитором и пианистом Ференцем Листом, писавшем музыку на его духовные стихи. Живя в Германии, С.А. Рачинский перевёл на немецкий язык одно из наиболее любимых им произведений русской литературы - "Семейную хронику" С.Т. Аксакова. Перевод этот напечатан в 1858 году в Лейпциге.

В 1858 году С. А. Рачинский вернулся в Москву, защитил магистерскую диссертацию "О движении высших растений" и получил кафедру физиологии растений в Московском университете. В1866 году, тридцати трёх лет от роду, С.А. Рачинский защитил докторскую диссертацию и сделался ординарным профессором Московского университета. Его ждала блестящая карьера ученого. Но он не пожелал жить в тлетворной атмосфере атеистического и эгоистического духа "образованного общества" того времени, подстраиваться под либеральную моду. Вопросы веры и жизни для него были неразделимы. Через два года он подаёт в отставку, ещё через четыре - окончательно переезжает в родовое имение Татево в Смоленской губернии (ныне Тверская область).

В Татеве была сельская школа самого обыкновенного типа. Сергей Александрович зашёл раз туда случайно, попал на урок арифметики, показавшийся ему необыкновенно скучным, попробовал сам дать урок, стараясь сделать его более интересным и жизненным, - и этим определилась вся его дальнейшая судьба.

В 1875 году им было построено прекрасное школьное здание..., и сам он переселился в него, сделавшись сельским учителем. Этой деятельности он посвятил всю свою оставшуюся жизнь и ею обессмертил свое имя, вписав его в историю русской педагогики.

Сергея Александровича Рачинского лучше всего охарактеризовал обер-прокурор Святейшего Синода Константин Петрович Победоносцев. В 1883 году в письме к императору Александру III Победоносцев замечает: " Сергей Рачинский - почтенный человек, который, оставив профессорство в Московском университете, уехал на житьё в своё имение, в самой отдалённой глуши Бельского уезда Смоленской губернии. И живёт там безвыездно вот уже более 14 лет, работает с утра до ночи для пользы народной. Он вдохнул совершенно новую жизнь в целое поколение крестьян, сидевших во тьме кромешной, стал поистине благодетелем для целой местности, основал и ведёт с помощью четырёх священников пять народных школ... Это замечательный человек. Всё, что у него есть, и все средства от своего имения он отдаёт до копейки на это дело, ограничив свои потребности!". Всего под покровительством Рачинского к концу его жизни находилось 12 народных школ.

Победоносцев, как и Рачинский, считал, что "народная школа должна быть не только школой арифметики и грамматики, но, прежде всего, школой добрых нравов и христианской жизни". Обер-прокурор Святейшего Синода ратовал "за преобладание в русской школе церковного элемента, когда главным предметом является Закон Божий.

С.А. Рачинский писал, что "Наша школа - школа христианская не только потому, что в таком направлении построен весь её педагогический план, но также и потому, что учащиеся ищут в ней Христа, что учащиеся только Христа ради могут поднять те труды, при коих возможен какой-нибудь успех". С.А. Рачинский утверждал, что "ребенок, приобретающий в несколько дней способность писать "Господи, помилуй" и "Боже, милостив буди мне грешному", заинтересовывается делом несравненно живее, чем если вы заставите его писать "оса", "усы".

Рачинский неоднократно указывал в своих статьях, что ученики являются с готовностью и способностью учиться целый день. И надо этому уступать вопреки всем требованиям педагогической науки. Так у него дело и было поставлено. Чтобы понять, как выносили учителя и ученики эти непрерывные с утра до вечера занятия, надо иметь в виду постоянную "...жизнь в духе и для духа, известный возвышенный строй всех интересов, всех отношений, известное вдохновение. Уроки теряли в Татеве значение отдельных уроков, а являлись составными частями общего целого, шагами на одном, ясном и для всех понятном пути к совершенствованию духовному". Занятия, обращённые только на ум, оказываются непосильными удержать в своей власти детей. Поэтому у Рачинского особые взгляды на программу школы и приёмы преподавания. Он не придавал значения различным усовершенствованиям, специально выработанным приёмам. Он требовал, чтобы учителя сами знали хорошо то, чему должны учить, и затем полагал, что чем проще они будут учить, тем лучше, - лишь бы учили усердно. Программа его школы представляла собой, если можно так выразиться, систему классического образования для народной (т.е. начальной) школы. Он считал её учебной задачей - формальное развитие ума с помощью всё тех же двух средств, помимо коих ещё доселе не найдено - древних языков и математики.

И вот для народной сельской школы он предложил такую систему классического образования, где роль древнего языка (греческого и латыни - в гимназии) исполнял язык церковнославянский, а математические знания давались в изучении арифметики, причём особое значение Сергей Александрович придавал устному счёту. Он даже написал учебник "1001 задача для умственного счёта, вышедший при его жизни тремя изданиями. Но главное в программе Татевской школы - её воспитательная сторона. "Всё, что может содействовать развитию искренней религиозности и притом церковной, всё, что может внести церковный элемент в самый обиход школы, - всё это должно быть предметом самого заботливого внимания со стороны педагогов. Ученики должны были участвовать в богослужении, участвовать практически, в качестве чтецов и певчих. Церковному пению Рачинский придавал огромное значение. "Тому, кто знаком с нашим богослужением, - писал он, - кто окунулся в этот мир строгого величия, глубокого озарения всех движений человеческого духа, тому доступны все выси музыкального искусства, тому понятны и Бах, и самые светлые вдохновения Моцарта, и самые мистические дерзновения Бетховена и Глинки".

Наконец, нельзя не сказать о чтении Псалтири и Часослова, которое являлось у Рачинского одним из могущественнейших средств воспитания. " Псалтирь - высочайший памятник лирической поэзии всех времён и народов. Содержание его - цельное и вечное. Это постоянное созерцание величия и милосердия Божия, сердечный порыв к высоте и чистоте нравственной, глубокое сокрушение о несовершенствах человеческой воли, непоколебимая вера в возможность победы при помощи Божией. Все эти темы постоянно звучат одновременно, в сочетаниях разнообразия изумительного, в оборотах речи неисчерпаемой красоты, силы и нежности",- писал С.А. Рачинский. Но в то же время он осознавал, что подлинное чтение Псалтири возможно лишь при условии любви самого учителя к Псалтири и искренности и прочности его связи с Церковью. Кому-то это требование покажется слишком идеальным. "Но люди, мучимые потребностью отдавать себя без остатка служению Богу и ближнему, всегда были, есть и будут, - утверждал Рачинский. - Нет более полного сочетания этих двух сложений, чем христианское учительство, то учительство, которое не полагает своим трудом ни меры, ни конца".

Этот настрой великого педагога был связан с его убеждением, "что доброе влияние школы на жизненный строй пользующегося ею люда может обнаружиться лишь через несколько поколений, что бесспорные результаты в этой области могут быть достигнуты лишь веками непрерывного труда". Однако случилось нечто неожиданное. Речь идёт о Татевском обществе трезвости.

Путь к православной трезвости.

Как педагог по призванию, Рачинский досконально изучил все особенности жизни своих учеников. К тому времени в сёлах незаметно распространялось пьянство. По современным меркам и беспокоиться-то вроде бы не было нужды. Сейчас в нашей стране пьют почти в 8 раз больше, чем в конце Х1Х века, но мало кого из педагогов по-настоящему волнует эта трагедия. А в чём же опасность увидел Рачинский? В том, что пагубная страсть к спиртному могла погубить близких для него людей - его учеников. И прежде всего в духовном отношении пьянство неизбежно привело бы к гибели душ его питомцев. Тогда о каком самобытном развитии духовных, нравственных, умственных и художественных даров крестьянских детей могла бы идти речь?

Однажды Рачинский стал свидетелем случая, который потряс его до глубины души: "Между моими первыми учениками был мальчик, который постоянно радовал меня своим прекрасным характером, своими способностями и успехами...

Лет семь тому назад, вскоре после одного из наших храмовых праздников, в аллее, проходящей поблизости от школы, встретился мне мой питомец. Сидел он в телеге, как-то странно покачиваясь, и на оклик мой окинул меня мутным, бессмысленным взглядом. Он был совершенно пьян".

Затем Сергей Александрович описывает своё состояние, в котором ярко раскрывается его пастырское отношение к происходящему:

"У меня захватило дух от раскаяния и стыда. Оказалось вдруг несомненно, неопровержимо, что для этого юноши, столь счастливо одарённого; о коем я так много думал, так много старался, я не сделал ровно ничего, или, точнее, упустил сделать то, без чего всё прочее не имеет ни малейшей цены - не закалил его волю против самого обыденного, самого опасного из искушений. Для меня стало очевидным, - что для ограждения моих учеников от окружающего их зла нужны средства более сильные, чем простые увещевания и поучительные речи".

" Единственное средство, которое я мог придумать, было устройство в тесном кругу моих учеников общества трезвости при абсолютном воздержании от спиртных напитков".

Мысль о таком обществе была встречена большинством моих учеников в высшей степени сочувственно, и 5 июля 1882 года, в день моих именин, после молебна преподобному Сергию Радонежскому, нами был произнесён в церкви торжественный обет трезвости сроком на один год. С тех пор этот обет ежегодно 5 июля обновлялся почти теми же лицами, с небольшим ежегодным численным приростом...Число членов нашего общества колебалось между 50 и 70. Состояло общество почти исключительно из бывших учеников Татевской школы". Имена членов общества трезвости после того, как они принимали обет воздержания от употребления спиртных напитков, заносились в "Книгу трезвости", хранящуюся в церкви. Здесь эти имена упоминались за Богослужением..."

Заповеди утверждения трезвой жизни.

Сергей Александрович Рачинский впервые чётко сформулировал главное правило утверждения трезвой жизни: православная трезвенная работа может быть плодотворной только при церковном приходе. Только под благодатным воздействием церкви возможно исцеление человеческих душ от пороков. Эту мысль он повторял до самой смерти. Обет трезвости принимался на разные сроки. Рачинский считал, что для людей, особенно страждущих от алкоголизма, обет трезвости должен сначала даваться на небольшой срок: полгода или год. Учитель пояснял: "За человеком, чтобы окрепла его воля, должна быть оставлена разумная мера свободы".

Немногочисленно было поначалу Татевское общество. Но это ничуть не смущало Сергея Александровича. Он верил, что не только для 50-70 членов трезвенников стоит потрудиться, но даже и для одного.

Спустя 9 лет со дня основания Татевского общества трезвости, 10 июня 1901 года, Рачинский напишет о том священнику Александру Волынскому, который пытался распространить трезвенный опыт в Рязанской губернии: " Многие из моих корреспондентов - священников прекращают свою деятельность в области трезвости ввиду незначительности на первых порах её успехов. Никогда не мог я понять этого явления. По крайнему моему разумению, всякий из нас, спасший от гибельного порока хоть одного из своих ближних, недаром прожил на свете".

Татевское ожерелье.

Сергей Александрович так и трудился бы до конца своей жизни ради узкого круга своих учеников, но предназначено ему было большее. Через 6 лет, как повествует он сам, "внезапно наступила перемена". И число учеников общества возросло до 383.

С этого времени священники окрестных сёл стали перенимать Татевский почин. Хоть поначалу сельским батюшкам дело православной трезвости представлялось "преждевременным" и даже "едва ли позволительным", но "движение, возникшее в Татеве, победило их сомнения. Вокруг Татева стало вырастать целое "ожерелье" обществ трезвости. Их иногда называли "Татевским согласием трезвости". Татевское "ожерелье" находилось в основном на территории нынешних Ржевского, Бельского районов Тверской области и в ряде районов Смоленской области.

Рачинский сразу почувствовал, за счёт чего он "победил сомнения": главным доводом в пользу необходимости трезвого образа жизни был личный пример абсолютной трезвости, освящённой Церковью. Так, в письме, адресованном 21 декабря 1890 года студентам 4 курса Казанской Духовной академии, Рачинский пишет: " Пока я держался умеренности, все мои речи оставались гласом вопиющего в пустыне. Все со мной соглашались, никто не исправлялся. С тех пор, как я дал и исполняю Обет трезвости, за мною пошли тысячи".

В статье "Из записок сельского учителя" Сергей Александрович утверждает ту же истину:

"А между тем это ничтожное самоограничение (т.е. полный отказ от спиртного) оказался самым мощным рычагом моего личного участия, так как поучать и проповедовать я решительно не умею. Мало того, я убедился, что и люди, одарённые красноречием, проникнутые наилучшими намерениями, остаются совершенно бессильными в борьбе с пьянством, пока лично не устранят от себя всякую его возможность".

С. А. Рачинский публиковал статьи о трезвости в "Церковных ведомостях". Особо нужно отметить его письма к студентам Казанской Духовной академии под заглавием "Письма С.А. Рачинского к духовному юношеству о трезвости". В этих письмах мы встречаем, в частности, глубокое богословское осмысление проблем трезвости.

Вот, например, одно из писем: "Спаситель наш Иисус Христос пил вино (Прииде Сын человеческий, ядый и пияй...Не имам пити от сего плода лозного...). Не грешим ли мы, проповедуя воздержание, коему не находим примера в земной жизни Спасителя? Полагаю, что нет. И это по следующим причинам.

Никому из разумных проповедников трезвости никогда не приходило на ум считать за грех умеренное употребление лёгких виноградных вин, не производящего никакого опьянения. Грех заключается именно в приведении себя в это состояние какими бы то ни было средствами: вином ли, водкою, опием или гашишом. Спаситель, принявший на себя естество человеческое, кроме греха, не мог пить вина иначе, как в мере абсолютно безгрешной.

Но как велика опасность для человека, причастного греху, - даже величайшего праведника, преступить эту меру, - мы видим из примера Иоанна Крестителя. Он, коего болий не воста в рожденных женами, счёл же нужным оградить себя назорейским обетом и не пить ни вина, ни сикера...И заметьте, что опасности, нас окружающие, несравненно сильнее, чем те, коим подвергался Предтеча. В его времена не существовали те сильно и быстро опьяняющие напитки, которые ныне одни нам постоянно доступны. Как же нам, грешным и слабым, считать себя в этом отношении более сильными и стойкими, чем тот, кто был больше Пророка? Не достойнее ли, не разумнее ли смиренно следовать его примеру?...

Не говорю вам: всякое винопитие есть грех. Но умоляю вас: воспитайте вашу волю совершенную трезвостию, чтобы никогда винопитие не вовлекло вас в грех опьянения".

Татевское общество трезвости послужило образцом для тысяч подобных обществ в России и положило начало грандиозному движению за трезвость в Русской Православной Церкви. Широкий размах церковного трезвеннического движения позволил правительству в июле 1914 года (в связи с началом войны) принять меры к прекращению продажи крепких спиртных напитков и ликвидации казённых питейных заведений. Эти меры, получившие мощную церковную поддержку, вывели трезвенническую работу в России на новую высшую ступень.

Таковы плоды трудов скромного учителя в селе Татево.

Деятельность С.А. Рачинского не прошла незамеченной. О ней знал Государь Александр III. "Его заслуги перед русским просвещением были признаны совершенно исключительным образом, в известном Высочайшем рескрипте, от 14 мая 1899г. Вслед за тем ему была Высочайше назначена пожизненная пенсия, которую он употребил на постройку новых школ!" Академия наук в 1891 году избрала С.А.Рачинского своим член-корреспондентом.

На этом я закончу нашу передачу. До следующей встречи.

Трезвитесь, бодрствуйте с Богом!

В передаче использованы материалы из газеты "Трезвение".



Старый стиль 12Май понедельник Новый стиль) 25Май Седмица 7-я по Пасхе. Глас 6. Поста нет. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомСвт. Епифания, еп. Кипрского (403). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомСвт. Германа, патриарха Константинопольского (740). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрославление сщмч. Ермогена, патриарха Московского и всея России, чудотворца (1913). Свтт. Савина, архиеп. Кипрского (V) и прочих свтт. Кипрских. Свт. Полувия, еп. Ринокирского (V). Прп. Дионисия Радонежского (1633). Мч. Иоанна Валаха (1662) (Рум.). Второе обретение мощей прав. Симеона Верхотурского (1992). Сщмч. Петра, пресвитера (1937). Мц. Евдокии (после 1937). Евангельские ЧтенияУтр. - Ин., 35 зач. (от полу́), X, 1-9. Лит. - Деян., 45 зач., XXI, 8-14. Ин., 49 зач., XIV, 27 - XV, 7. Сщмч.: Евр., 335 зач., XIII, 17-21. Ин., 36 зач., X, 9-16. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (Дея. 21, 8-14; Ин. 14, 27-15, 7). Господь Иисус Христос - лоза, дерево виноградное; христиане - ветви и отростки. Мы прицепляемся к Нему верою, плод же приносим жизнью по вере. Отец Небесный - вертоградарь , который смотрит за этим деревом. Какая ветвь не приносит плода, то есть кто верует, а не живет по вере, - ту Он отсекает: а какая приносит плод, ту очищает, то есть кто не только верует, но усердствует и жить по вере, тому Бог всячески помогает богатиться добрыми делами, которые плоды веры. По этому закону Божия действия на нас, всякий и устраивай свою жизнь, твердо помня, что без Господа ничего сделать нельзя. К Нему прибегай со всякой нуждою. Имя же Его пресвятое и пресладкое да вращается неотступно в уме, сердце и на языке твоем. Молитвы Тропарь святителей Епифания и Германаглас 4Боже отец наших,/ творяй присно с нами по Твоей кротости,/ не отстави милость Твою от нас,/ но молитвами их/ в мире управи живот наш. Кондак святителей Епифания и Германаглас 4Священноначальник чудную двоицу восхвалим, вернии, по долгу,/ с Германом Божественнаго Епифания:/ сии бо попалиша безбожных языки,/ догматы премудрейшия возложше всем,/ православно поющим присно благочестия великое таинство. Тропарь преподобного Дионисия, архимандрита Радонежскогоглас 3Земная, прельщающая очеса миролюбцев,/ возненавидел еси, отче Богоносне Дионисие,/ за уметы та вменив,/ шествуя путем скорбным,/ и в терпении добр воин Христов явился еси,/ победив страсти мира,/ был еси до кончины непоколебимый благочестия поборник./ Темже мы днесь, совершая священную память твою,/ духовными тя песньми ублажаем и смиренно молим,/ да, предстоя Престолу Господа Бога,/ ходатайствуеши о спасении душ наших. Ин тропарь преподобного Дионисия, архимандрита Радонежскогоглас 4Благости научився от Вышняго благодати,/ измлада подвизався благою совестию,/ Дионисие преподобне,/ терпения столп был еси/ и слова Божия проповедник,/ благочестия догматы утвердив и суеумных мудрование упразднив,/ темже и пострадал еси за истину, радуяся,/ образ страдальцем собою показав,/ но, яко имея дерзновение ко Христу Богу,/ не престай моляся о нас,/ любовию чтущих святую память твою. Кондак преподобного Дионисия, архимандрита Радонежскогоглас 6Свет Трисиянный, вселивыйся в душу твою,/ сосуд избран показа тя,/ вещающа Божественная людем,/ исповедник Божия Слова явился еси,/ и прилагающих Божеству вещественный огнь/ явственно обличил еси,/ и злославных смыслы, яко паучинное прядение, растерзал еси,/ благочестия столп и забрало твердое мирови показался еси/ и сего ради от Вселенскаго Патриарха дивне похвален был еси./ Мы же благодарными гласы, веселящеся, вопием ти:/ радуйся, отче наш, Дионисие преподобне. Ин кондак преподобного Дионисия, архимандрита Радонежскогоглас 4Правило веры, столп благочестия/ был еси, Богоносне Дионисие,/ явив в себе образ и пример/ преуспеяния добродетели и подвигов:/ сею Евангельскою мрежею/ многих уловил еси подражателей,/ подай блестящею на Небеси славою своею/ ревность к содействованию на пользу правоверных./ Темже мы, ныне воспевающе сия, молим тя,/ да ходатайствуеши о стране нашей/ и о всем Церкви исполнении. Тропарь священномученика Ермогенаглас 4Приспе день светлаго торжества,/ град Москва радуется,/ и с ним Русь Православная ликовствует/ песньми и пеньми духовными:/ днесь бо священное торжество/ в явлении честных и многоцелебных мощей/ святителя и чудотворца Ермогена,/ якоже солнце незаходимое, возсия светозарными лучами,/ разгоняя тьму искушений же и бед/ от вопиющих верно:// спасай нас, яко предстатель наш, великий Ермогене. Кондак священномученика Ермогенаглас 6Темницею и гладом изнуряем,/ даже до смерти верен пребыл еси, блаженне Ермогене,/ малодушие от сердец людей твоих отгоняя/ и на общий подвиг вся призывая./ Темже и нечестивых мятеж низложил еси и страну нашу утвердил еси,/ да вси зовем ти:// радуйся, заступниче Российския земли. Службы12 мая: Святителя Епифания, епископа Кипрского. Святителя Германа, патриарха Константинопольского 5 октября: Святой мученицы Харитины. Святителей Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена, митрополитов Московских, и всей России чудотворцев 17 февраля: Святого священномученика Ермогена, патриарха Московского и всея Руси 12 сентября: Праведного Симеона Верхотурского, чудотворца Сайты приходов:Храм Святителей Московских г. Абакан (Абаканская епархия) Казанский кафедральный собор г. Санкт- Петербург (Санкт-Петербургская епархия)
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.16824 c.