Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Общество «Трезвение» » Беседы на православном радио »

20.10.2017 | На Покров в Екатеринбургской епархии стартует информационно-просветительская кампания о Царской семье

30.08.2017 | СЕМИНАР по работе со страждущими и их родственниками в деятельности приходских обществ трезвости.

27.07.2017 | В Екатеринбургском духовно-просветительском «Царский» состоялось заседание Совета общественно-государственного движения «Попечительство о народной трезвости».

17.07.2017 | Подводим итоги, намечаем перспективы

- -

«Трезвое слово» №2 (№14)

План работы Общества «ТРЕЗВЕНИЕ» на 2009 год

- -
Беседы на православном радио

- -  

Неизвестный Рачинский.

Радиошкола трезвение
Ведущая Алевтина Лежнина

 

Здравствуйте, дорогие братья и сестры!

Основоположником русской православной трезвости по праву считается выдающийся ученый и педагог Сергей Александрович Рачинский (02. 05. 1833 - 02. 05. 1902). Его личный пример и сегодня вдохновляет на служение страждущим от пьянства ближним.
И сегодня мы посвятим нашу передачу С.А. Рачинскому.

Неизвестный Рачинский
(Из цикла "Подвижники благочестия").
Зарождение и развитие трезвенных традиций в России.

Сегодня мало кому из педагогов известно имя Сергея Александровича Рачинского. А между тем, по отзывам современников, "Рачинский - это имя мирового значения". Он был не педагог - переводчик западных идеалов на русскую почву, а творец самобытных русских идеалов просвещения. Русская школа возникла и 7 веков существовала как церковная школа. С.А. Рачинский явился воссоздателем русской школы, он утверждал, что истинно народное воспитание и обучение возможно лишь на религиозно-нравственной и национальной основе. Ему удалось создать такую школу в селе Татево Смоленской губернии, в деятельности которой были реализованы сформулированные им цели и задачи.

Сергей Александрович Рачинский родился 2 (15) мая 1833 года в селе Татеве Бельского уезда Смоленской губернии (ныне район Тверской области). В 1849 году поступает в Московский университет, 20 лет от роду он уже был кандидатом естественных наук, а вскоре выдержал магистерский экзамен.

По окончании университета Сергей Александрович некоторое время служил в Архиве Министерства иностранных дел, а осенью 1856 года уехал за границу для подготовки к профессорской деятельности.

С. А. Рачинский был на редкость общительный человек, обладавший талантом привлекать к себе людей. Скромный, жизнерадостный, внутренне светлый человек. Где бы он ни жил - в Веймаре, Йене, Берлине, - он везде делался желанным членом лучшего интеллигентного общества этих городов. В Веймаре он был принят при Дворе, хранившем лучшие традиции эпохи Шиллера и Гёте, близко сошёлся с великим композитором и пианистом Ференцем Листом, писавшем музыку на его духовные стихи. Живя в Германии, С.А. Рачинский перевёл на немецкий язык одно из наиболее любимых им произведений русской литературы - "Семейную хронику" С.Т. Аксакова. Перевод этот напечатан в 1858 году в Лейпциге.

В 1858 году С. А. Рачинский вернулся в Москву, защитил магистерскую диссертацию "О движении высших растений" и получил кафедру физиологии растений в Московском университете. В1866 году, тридцати трёх лет от роду, С.А. Рачинский защитил докторскую диссертацию и сделался ординарным профессором Московского университета. Его ждала блестящая карьера ученого. Но он не пожелал жить в тлетворной атмосфере атеистического и эгоистического духа "образованного общества" того времени, подстраиваться под либеральную моду. Вопросы веры и жизни для него были неразделимы. Через два года он подаёт в отставку, ещё через четыре - окончательно переезжает в родовое имение Татево в Смоленской губернии (ныне Тверская область).

В Татеве была сельская школа самого обыкновенного типа. Сергей Александрович зашёл раз туда случайно, попал на урок арифметики, показавшийся ему необыкновенно скучным, попробовал сам дать урок, стараясь сделать его более интересным и жизненным, - и этим определилась вся его дальнейшая судьба.

В 1875 году им было построено прекрасное школьное здание..., и сам он переселился в него, сделавшись сельским учителем. Этой деятельности он посвятил всю свою оставшуюся жизнь и ею обессмертил свое имя, вписав его в историю русской педагогики.

Сергея Александровича Рачинского лучше всего охарактеризовал обер-прокурор Святейшего Синода Константин Петрович Победоносцев. В 1883 году в письме к императору Александру III Победоносцев замечает: " Сергей Рачинский - почтенный человек, который, оставив профессорство в Московском университете, уехал на житьё в своё имение, в самой отдалённой глуши Бельского уезда Смоленской губернии. И живёт там безвыездно вот уже более 14 лет, работает с утра до ночи для пользы народной. Он вдохнул совершенно новую жизнь в целое поколение крестьян, сидевших во тьме кромешной, стал поистине благодетелем для целой местности, основал и ведёт с помощью четырёх священников пять народных школ... Это замечательный человек. Всё, что у него есть, и все средства от своего имения он отдаёт до копейки на это дело, ограничив свои потребности!". Всего под покровительством Рачинского к концу его жизни находилось 12 народных школ.

Победоносцев, как и Рачинский, считал, что "народная школа должна быть не только школой арифметики и грамматики, но, прежде всего, школой добрых нравов и христианской жизни". Обер-прокурор Святейшего Синода ратовал "за преобладание в русской школе церковного элемента, когда главным предметом является Закон Божий.

С.А. Рачинский писал, что "Наша школа - школа христианская не только потому, что в таком направлении построен весь её педагогический план, но также и потому, что учащиеся ищут в ней Христа, что учащиеся только Христа ради могут поднять те труды, при коих возможен какой-нибудь успех". С.А. Рачинский утверждал, что "ребенок, приобретающий в несколько дней способность писать "Господи, помилуй" и "Боже, милостив буди мне грешному", заинтересовывается делом несравненно живее, чем если вы заставите его писать "оса", "усы".

Рачинский неоднократно указывал в своих статьях, что ученики являются с готовностью и способностью учиться целый день. И надо этому уступать вопреки всем требованиям педагогической науки. Так у него дело и было поставлено. Чтобы понять, как выносили учителя и ученики эти непрерывные с утра до вечера занятия, надо иметь в виду постоянную "...жизнь в духе и для духа, известный возвышенный строй всех интересов, всех отношений, известное вдохновение. Уроки теряли в Татеве значение отдельных уроков, а являлись составными частями общего целого, шагами на одном, ясном и для всех понятном пути к совершенствованию духовному". Занятия, обращённые только на ум, оказываются непосильными удержать в своей власти детей. Поэтому у Рачинского особые взгляды на программу школы и приёмы преподавания. Он не придавал значения различным усовершенствованиям, специально выработанным приёмам. Он требовал, чтобы учителя сами знали хорошо то, чему должны учить, и затем полагал, что чем проще они будут учить, тем лучше, - лишь бы учили усердно. Программа его школы представляла собой, если можно так выразиться, систему классического образования для народной (т.е. начальной) школы. Он считал её учебной задачей - формальное развитие ума с помощью всё тех же двух средств, помимо коих ещё доселе не найдено - древних языков и математики.

И вот для народной сельской школы он предложил такую систему классического образования, где роль древнего языка (греческого и латыни - в гимназии) исполнял язык церковнославянский, а математические знания давались в изучении арифметики, причём особое значение Сергей Александрович придавал устному счёту. Он даже написал учебник "1001 задача для умственного счёта, вышедший при его жизни тремя изданиями. Но главное в программе Татевской школы - её воспитательная сторона. "Всё, что может содействовать развитию искренней религиозности и притом церковной, всё, что может внести церковный элемент в самый обиход школы, - всё это должно быть предметом самого заботливого внимания со стороны педагогов. Ученики должны были участвовать в богослужении, участвовать практически, в качестве чтецов и певчих. Церковному пению Рачинский придавал огромное значение. "Тому, кто знаком с нашим богослужением, - писал он, - кто окунулся в этот мир строгого величия, глубокого озарения всех движений человеческого духа, тому доступны все выси музыкального искусства, тому понятны и Бах, и самые светлые вдохновения Моцарта, и самые мистические дерзновения Бетховена и Глинки".

Наконец, нельзя не сказать о чтении Псалтири и Часослова, которое являлось у Рачинского одним из могущественнейших средств воспитания. " Псалтирь - высочайший памятник лирической поэзии всех времён и народов. Содержание его - цельное и вечное. Это постоянное созерцание величия и милосердия Божия, сердечный порыв к высоте и чистоте нравственной, глубокое сокрушение о несовершенствах человеческой воли, непоколебимая вера в возможность победы при помощи Божией. Все эти темы постоянно звучат одновременно, в сочетаниях разнообразия изумительного, в оборотах речи неисчерпаемой красоты, силы и нежности",- писал С.А. Рачинский. Но в то же время он осознавал, что подлинное чтение Псалтири возможно лишь при условии любви самого учителя к Псалтири и искренности и прочности его связи с Церковью. Кому-то это требование покажется слишком идеальным. "Но люди, мучимые потребностью отдавать себя без остатка служению Богу и ближнему, всегда были, есть и будут, - утверждал Рачинский. - Нет более полного сочетания этих двух сложений, чем христианское учительство, то учительство, которое не полагает своим трудом ни меры, ни конца".

Этот настрой великого педагога был связан с его убеждением, "что доброе влияние школы на жизненный строй пользующегося ею люда может обнаружиться лишь через несколько поколений, что бесспорные результаты в этой области могут быть достигнуты лишь веками непрерывного труда". Однако случилось нечто неожиданное. Речь идёт о Татевском обществе трезвости.

Путь к православной трезвости.

Как педагог по призванию, Рачинский досконально изучил все особенности жизни своих учеников. К тому времени в сёлах незаметно распространялось пьянство. По современным меркам и беспокоиться-то вроде бы не было нужды. Сейчас в нашей стране пьют почти в 8 раз больше, чем в конце Х1Х века, но мало кого из педагогов по-настоящему волнует эта трагедия. А в чём же опасность увидел Рачинский? В том, что пагубная страсть к спиртному могла погубить близких для него людей - его учеников. И прежде всего в духовном отношении пьянство неизбежно привело бы к гибели душ его питомцев. Тогда о каком самобытном развитии духовных, нравственных, умственных и художественных даров крестьянских детей могла бы идти речь?

Однажды Рачинский стал свидетелем случая, который потряс его до глубины души: "Между моими первыми учениками был мальчик, который постоянно радовал меня своим прекрасным характером, своими способностями и успехами...

Лет семь тому назад, вскоре после одного из наших храмовых праздников, в аллее, проходящей поблизости от школы, встретился мне мой питомец. Сидел он в телеге, как-то странно покачиваясь, и на оклик мой окинул меня мутным, бессмысленным взглядом. Он был совершенно пьян".

Затем Сергей Александрович описывает своё состояние, в котором ярко раскрывается его пастырское отношение к происходящему:

"У меня захватило дух от раскаяния и стыда. Оказалось вдруг несомненно, неопровержимо, что для этого юноши, столь счастливо одарённого; о коем я так много думал, так много старался, я не сделал ровно ничего, или, точнее, упустил сделать то, без чего всё прочее не имеет ни малейшей цены - не закалил его волю против самого обыденного, самого опасного из искушений. Для меня стало очевидным, - что для ограждения моих учеников от окружающего их зла нужны средства более сильные, чем простые увещевания и поучительные речи".

" Единственное средство, которое я мог придумать, было устройство в тесном кругу моих учеников общества трезвости при абсолютном воздержании от спиртных напитков".

Мысль о таком обществе была встречена большинством моих учеников в высшей степени сочувственно, и 5 июля 1882 года, в день моих именин, после молебна преподобному Сергию Радонежскому, нами был произнесён в церкви торжественный обет трезвости сроком на один год. С тех пор этот обет ежегодно 5 июля обновлялся почти теми же лицами, с небольшим ежегодным численным приростом...Число членов нашего общества колебалось между 50 и 70. Состояло общество почти исключительно из бывших учеников Татевской школы". Имена членов общества трезвости после того, как они принимали обет воздержания от употребления спиртных напитков, заносились в "Книгу трезвости", хранящуюся в церкви. Здесь эти имена упоминались за Богослужением..."

Заповеди утверждения трезвой жизни.

Сергей Александрович Рачинский впервые чётко сформулировал главное правило утверждения трезвой жизни: православная трезвенная работа может быть плодотворной только при церковном приходе. Только под благодатным воздействием церкви возможно исцеление человеческих душ от пороков. Эту мысль он повторял до самой смерти. Обет трезвости принимался на разные сроки. Рачинский считал, что для людей, особенно страждущих от алкоголизма, обет трезвости должен сначала даваться на небольшой срок: полгода или год. Учитель пояснял: "За человеком, чтобы окрепла его воля, должна быть оставлена разумная мера свободы".

Немногочисленно было поначалу Татевское общество. Но это ничуть не смущало Сергея Александровича. Он верил, что не только для 50-70 членов трезвенников стоит потрудиться, но даже и для одного.

Спустя 9 лет со дня основания Татевского общества трезвости, 10 июня 1901 года, Рачинский напишет о том священнику Александру Волынскому, который пытался распространить трезвенный опыт в Рязанской губернии: " Многие из моих корреспондентов - священников прекращают свою деятельность в области трезвости ввиду незначительности на первых порах её успехов. Никогда не мог я понять этого явления. По крайнему моему разумению, всякий из нас, спасший от гибельного порока хоть одного из своих ближних, недаром прожил на свете".

Татевское ожерелье.

Сергей Александрович так и трудился бы до конца своей жизни ради узкого круга своих учеников, но предназначено ему было большее. Через 6 лет, как повествует он сам, "внезапно наступила перемена". И число учеников общества возросло до 383.

С этого времени священники окрестных сёл стали перенимать Татевский почин. Хоть поначалу сельским батюшкам дело православной трезвости представлялось "преждевременным" и даже "едва ли позволительным", но "движение, возникшее в Татеве, победило их сомнения. Вокруг Татева стало вырастать целое "ожерелье" обществ трезвости. Их иногда называли "Татевским согласием трезвости". Татевское "ожерелье" находилось в основном на территории нынешних Ржевского, Бельского районов Тверской области и в ряде районов Смоленской области.

Рачинский сразу почувствовал, за счёт чего он "победил сомнения": главным доводом в пользу необходимости трезвого образа жизни был личный пример абсолютной трезвости, освящённой Церковью. Так, в письме, адресованном 21 декабря 1890 года студентам 4 курса Казанской Духовной академии, Рачинский пишет: " Пока я держался умеренности, все мои речи оставались гласом вопиющего в пустыне. Все со мной соглашались, никто не исправлялся. С тех пор, как я дал и исполняю Обет трезвости, за мною пошли тысячи".

В статье "Из записок сельского учителя" Сергей Александрович утверждает ту же истину:

"А между тем это ничтожное самоограничение (т.е. полный отказ от спиртного) оказался самым мощным рычагом моего личного участия, так как поучать и проповедовать я решительно не умею. Мало того, я убедился, что и люди, одарённые красноречием, проникнутые наилучшими намерениями, остаются совершенно бессильными в борьбе с пьянством, пока лично не устранят от себя всякую его возможность".

С. А. Рачинский публиковал статьи о трезвости в "Церковных ведомостях". Особо нужно отметить его письма к студентам Казанской Духовной академии под заглавием "Письма С.А. Рачинского к духовному юношеству о трезвости". В этих письмах мы встречаем, в частности, глубокое богословское осмысление проблем трезвости.

Вот, например, одно из писем: "Спаситель наш Иисус Христос пил вино (Прииде Сын человеческий, ядый и пияй...Не имам пити от сего плода лозного...). Не грешим ли мы, проповедуя воздержание, коему не находим примера в земной жизни Спасителя? Полагаю, что нет. И это по следующим причинам.

Никому из разумных проповедников трезвости никогда не приходило на ум считать за грех умеренное употребление лёгких виноградных вин, не производящего никакого опьянения. Грех заключается именно в приведении себя в это состояние какими бы то ни было средствами: вином ли, водкою, опием или гашишом. Спаситель, принявший на себя естество человеческое, кроме греха, не мог пить вина иначе, как в мере абсолютно безгрешной.

Но как велика опасность для человека, причастного греху, - даже величайшего праведника, преступить эту меру, - мы видим из примера Иоанна Крестителя. Он, коего болий не воста в рожденных женами, счёл же нужным оградить себя назорейским обетом и не пить ни вина, ни сикера...И заметьте, что опасности, нас окружающие, несравненно сильнее, чем те, коим подвергался Предтеча. В его времена не существовали те сильно и быстро опьяняющие напитки, которые ныне одни нам постоянно доступны. Как же нам, грешным и слабым, считать себя в этом отношении более сильными и стойкими, чем тот, кто был больше Пророка? Не достойнее ли, не разумнее ли смиренно следовать его примеру?...

Не говорю вам: всякое винопитие есть грех. Но умоляю вас: воспитайте вашу волю совершенную трезвостию, чтобы никогда винопитие не вовлекло вас в грех опьянения".

Татевское общество трезвости послужило образцом для тысяч подобных обществ в России и положило начало грандиозному движению за трезвость в Русской Православной Церкви. Широкий размах церковного трезвеннического движения позволил правительству в июле 1914 года (в связи с началом войны) принять меры к прекращению продажи крепких спиртных напитков и ликвидации казённых питейных заведений. Эти меры, получившие мощную церковную поддержку, вывели трезвенническую работу в России на новую высшую ступень.

Таковы плоды трудов скромного учителя в селе Татево.

Деятельность С.А. Рачинского не прошла незамеченной. О ней знал Государь Александр III. "Его заслуги перед русским просвещением были признаны совершенно исключительным образом, в известном Высочайшем рескрипте, от 14 мая 1899г. Вслед за тем ему была Высочайше назначена пожизненная пенсия, которую он употребил на постройку новых школ!" Академия наук в 1891 году избрала С.А.Рачинского своим член-корреспондентом.

На этом я закончу нашу передачу. До следующей встречи.

Трезвитесь, бодрствуйте с Богом!

В передаче использованы материалы из газеты "Трезвение".



Старый стиль 11Ноябрь пятница Новый стиль) 24Ноябрь Седмица 25-я по Пятидесятнице. Глас 7. День постный. Пища с растительным маслом. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомВмч. Мины (304). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМч. Виктора и мц. Стефаниды (II). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМч. Викентия (304). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрп. Феодора Студита, исп (826). Совершается служба на шестьБлж. Максима, Христа ради юродивого, Московского чудотворца (1434). Мч. Стефана Дечанского (ок. 1336) (Серб.). Прп. Мартирия Зеленецкого (1603). Сщмч. Евгения пресвитера (1937). Евангельские Чтения2 Сол., 277 зач., III, 6-18. Лк., 73 зач., XIII, 31-35. Мчч.: Еф., 233 зач., VI, 10-17. Мф., 38 зач., X, 32-33, 37-38; XIX, 27-30. Прп.: Евр., 335 зач., XIII, 17-21. Мф., 10 зач., IV, 25 - V, 12 .* Если совершается служба блж. Максима, то на литургии чтения дня и блаженного: Гал., 213 зач., V, 22 - VI, 2. Мф., 10 зач., IV, 25 - V, 12. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (2 Фес. 3, 6-18; Лк. 13, 31-35). "Се оставляется дом ваш пуст", сказал Господь об Иерусалиме. Значит, есть мера долготерпению Божию. Милосердие Божие вечно бы готово терпеть, ожидая добра; но что делать, когда мы доходим до такого расстройства, что не к чему и рук приложить? Потому и бросают нас. Так будет и в вечности. Все говорят: милосердие Божие не попустит вечного отвержения. Да оно и не хочет того; но что делать с теми, которые преисполнены зла, а исправиться не хотят? Они сами себя ставят за пределами милости Божией и оставляются там потому, что не хотят выйти оттуда. Спириты придумали множество рождений, как средство к перечищению грешников. Но осквернившийся грехами в одно рождение может таким же явиться и в десяти других, а затем и без конца. Как есть прогресс в добре, так есть прогресс и в зле. Мы видим на земле ожесточенных во зле; такими же могут они остаться и вне земли, а потом и навсегда. Когда придет всему конец, а ему придти неизбежно, куда девать этих ожесточившихся во зле? Уж, конечно, куда-нибудь вне области светлой, определенной для потрудившихся над собою в очищении своих нечистот. Вот и ад! Не исправившиеся при лучших обстоятельствах исправятся ли при худших? А если же нет, то вот и вечный ад! Не Бог виновник ада и вечных в нем мучений, а сами грешники. Не будь нераскаянных грешников, и ада не будет. Господь очень желает, чтоб не было грешников, затем и на землю приходил. Если Он желает безгрешности, то, значит, желает и того, чтоб никто не попал в вечные муки. Все дело за нами. Давайте же сговоримся и уничтожим ад безгрешностью. Господь будет рад тому; Он и открыл об аде для того, чтоб всякий поостерегся попасть туда. Молитвы Кондак мучеников Виктора, Стефаниды и Викентияглас 4Иже славе, Господи и всех Содетелю,/ Ты в мире явил еси украшенных добродетельми страстотерпцы и мученики,/ да омут непобедимую победу. Тропарь блаженного Максима, Христа ради юродивогоглас 5Наготою телесною и терпением/ обнажил еси вражия коварствия,/ обличая неподобное его деяние,/ зельне стражда солнечный вар/ и нуждныя великия студени,/ мраза и огня не чул еси,/ Божиею помощию покрываемь,/ Максиме премудре,/ о верою творящих память твою честно/ и усердно притекающих к мощем твоим/ моли избавитися от бед/ и падения избежати. Кондак блаженного Максима, Христа ради юродивогоглас 2Вышния красоты желая,/ нижния сладости и телесная одеяния в ничтоже вменил еси/ и нестяжание паче суетнаго мира возлюбил еси./ Ангельское житие проходя,/ скончался еси, блаженне Максиме:/ с нимиже Христа моли непрестанно о всех нас. Тропарь преподобного Мартирия Зеленецкогоглас 2От юности, Богоблаженне, Христа возлюбив,/ отечество оставил еси/ и, всех мирских мятежей уклонився,/ в тихое пристанище пречестныя обители Богоматерни достигл еси:/ отнюдуже уведев непроходную пустыню,/ крестовидною зарею показанную,/ желательне ю обрел еси,/ и, в ней вселився,/ иночествующих собрал еси,/ и сих ученьми своими, яко лествицею восходною на Небо,/ трудолюбно тщался еси возводити к Богу,/ Емуже молися, Богомудре Мартирие,/ даровати душам нашим велию милость. Кондак преподобного Мартирия Зеленецкогоглас 8Отечества, преподобне, и всего мирскаго мятежа уклонитися возжелел еси,/ и, в пустыню вселився,/ тамо во блаженнем безмолвии жестокое житие показал еси,/ и чада послушания и смирения в нем возрастил еси./ Сего ради, дерзновение стяжав ко Святей Троице,/ еже молитися, Богоблаженне, о нас, чадех своих, ихже собрал еси,/ и о всех правоверных, да зовем ти:/ радуйся, отче Мартирие, безмолвия пустыннаго любитель. Тропарь великомученика Миныглас 4Яко Безплотным собеседника/ и страстотерпцем единовсельника,/ сошедшеся верою, Мино, восхваляем тя,/ мира мирови испроси// и душам нашим велия милости. Показать ещё молитвы Кондак великомученика Миныглас 4Воинства исхити привременнаго/ и нетленнаго показа тя Небеснаго общника,/ страстотерпче Мино,/ Христос, Бог наш,// Иже мучеников нетленный венец. Тропарь мученика Стефана-Уроша III, Дечанского, Сербскогоглас 4В терпении добрострадальных подвиг твоих/ многообразныя раны претерпел еси,/ и по кончине своей/ венец от Бога с мученическими лики восприемлеши,/ и в земли кротких достойно водворяешися, блаженне,/ о нас Христа Бога моли/ даровати душам нашим велию милость. Ин тропарь мученика Стефана-Уроша III, Дечанского, Сербскогоглас 4Царство, еже на земли добре окормляя, страдальче,/ и, багряницу нося, смиренно стяжал еси мудрование,/ нищих посещая и сим хлеб раздробляя,/ тем Пребожественная Троица/ Царствия купно и мученичества венцем увязе тя. Кондак мученика Стефана-Уроша III, Дечанского, Сербскогоглас 3В царех благочестно пожив/ и страдания путь прошед, веледушне,/ и страдальцем равночестен венечник явился еси,/ и церковь твоя прославляет тя славно,/ святыми благоуханными мощми твоими освящаема,/ темже почитаем и тайно вопием ти:/ от бед избави нас молитвами твоими, святе. Ин кондак мученика Стефана-Уроша III, Дечанского, Сербскогоглас 4Другаго Константина стяжа тя Церковь благочестием, блаженне,/ и кротостию, правдою и милостынями,/ но и великомученика и страдальца истинна./ Темже и, тобою красящися, вопиет:/ Стефан мне похвала и утверждение. Тропарь преподобнаго Феодора Студитаглас 8Православия наставниче,/ благочестия учителю и чистоты,/ вселенныя светильниче,/ монашествующих богодухновенное удобрение,/ Феодоре премудре,/ ученьми твоими вся просветил еси,/ цевнице духовная,// моли Христа Бога спастися душам нашим. Кондак преподобнаго Феодора Студитаглас 2Постническое и равноангельное житие твое/ страдальческими уяснил еси подвиги/ и Ангелом совсельник, богоблаженне, явился еси, Феодоре./ С ними Христу Богу моляся// не престай о всех нас. Службы11 ноября: Святых мучеников Мины Виктора и Викентия. Святой мученицы Стефаниды. Преподобного Феодора Студита, исповедника. Блаженного Максима, Христа ради юродивого, Московского чудотворца Сайты приходов: Великолукская епархия:Храм Успения Пресвятой Богородицы с. Успенское Казанская епархия:Храм в честь "Казанской" иконы Божией Матери с. Смолдеярово Калачевская епархия:Храм м
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.05218 c.