Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Общество «Трезвение» » Газета "Трезвение" »

01.12.2017 | В честь дня небесной покровительницы Екатеринбург посетят два Патриарха

20.10.2017 | На Покров в Екатеринбургской епархии стартует информационно-просветительская кампания о Царской семье

30.08.2017 | СЕМИНАР по работе со страждущими и их родственниками в деятельности приходских обществ трезвости.

27.07.2017 | В Екатеринбургском духовно-просветительском «Царский» состоялось заседание Совета общественно-государственного движения «Попечительство о народной трезвости».

- -

«Трезвое слово» №2 (№14)

План работы Общества «ТРЕЗВЕНИЕ» на 2009 год

- -
Газета "Трезвение"

- -  

Дурацкие деньги

Больше ста лет назад, в 1903 году вышел сборник статей священника Г. Петрова "Долой пьянство". Книга написана доходчивым и образным языком для людей того времени, хотя сегодня рассказы могут показаться нам несколько наивными. Однако смысл поучений священника остался прежним. Тогда "дурацкие деньги" несли в кабак. Сегодня - в сверкающие огнями магазины и рестораны. Тогда стали терять люди веру Христову. Сегодня - многие пребывают во тьме, не осознавая, зачем Господь призвал их к жизни на Земле. Этот рассказ - вековая история утверждения трезвости. Стоит над ним задуматься.


Тройка маленьких сытых лошадей с бубенцом под дугой коренника бойко подкатила к крыльцу большого нового дома. Туркино - подгородное фабричное село - щеголяло домами богатеев, но этот новый дом особенно выделялся и размерами, и чистотой отделки. Узорная резьба, расписные ставни, гладка обшивка,- делали дом красивой игрушкой. Хозяин, Иван Миронов, главный в селе кабатчик и лавочник, вышел на крыльцо встретить своего кума, станового пристава, который приехал к нему на новоселье.


- Здорово, кум! Поздравляю,- говорил становой. - Ну, и домино же ты отгрохал. В город, на главную улицу, и то не стыдно.

Широкое, оплывшее жиром лицо кабатчика распустилось от самодовольной улыбки.

- Да, кум любезный, домик ничего себе, жить можно. А вы извольте внутрь пожаловать. Там, действительно, могу погордиться. Комнаты убраны не хуже городского, совсем по-господски: везде зеркала, картины, ковры, даже на полу в гостиной постелен ковер во всю комнатку. Дочке фортупьяно привез из города, пусть бренчит.

- Ну? - удивился становой.- Ковры и фортепьяно даже завел. Да ты, грехом, не ограбил ли кого? - смеялся гость,- или деньги не делаешь ли? Не приехать ли мне с обыском к тебе?

- Зачем грабить? - смеялся шутке гостя хозяин.- К нам сами несут. И делать деньги не для чего: успевай готовые собирать. Я тут, куманек, как помещик в крепостное время, живу. Вся округа тут на меня работает.

Был вечер субботы. Рабочие после получки в одиночку и кучками тянулись к питейному дому Ивана Миронова.

- Извольте поглядеть, сколько народу оброк мне несут. Тут сам не будь только дураком, умей мережу поставить, а мужик весь с головой влезет. Смотрю я на них ину пору и даже зло возьмет: совсем народ дурак дураком. Работают без передышки, а дома нищета непокрытая; все сюда тащат, а мне что ж? Дурацкие деньги - те же деньги... Да что же мы здесь, на улице, стоим? - спохватился хозяин.- Пожалуйте в хибарку, чайку с дороги откушать.

Во время их разговора проходил мимо крыльца Николай Жуков, ткач из соседней большой мануфактуры. Он был постоянный посетитель мироновского трактира, и сейчас, после получки, шел с намерением хорошенько выпить. Мимоходом он услыхал речь кабатчика о дурацких деньгах и с досадой остановился. Хотел выбранить Миронова, да не посмел, побоялся станового.

- Паук толстошеий! - негодовал про себя Жуков.- Сосет всю округу и еще потешается: крепостными своими нас обзывает; дурацкие деньги,- говорит,- хоромы ему соорудили. Ах, бык-тя забодай! Что ж, и я, по-твоему, стало-быть, выходит, тоже дурак? Не пойду, когда так, к тебе. Полверсты пройду дальше, а в другом питейном выпью... Впрочем, разве это не то же будет,- мелькнуло в голове Жукова! - Разве другой кабак не та же мережа на дураков, только в ином месте? Подумать, так впрямь мы все ровно крепостные у кабака. Целую жизнь мы корпим за фабричным станком да за сохою на пашне, а в доме хоть шаром покати. Миронов же не сеет, не жнет, а в житницу собирает. У нас у всех в лице ни кровинки, а его, гляди, как быка расперло. Да и хоромы какие построил? Совсем барские. Чем он не помещик? Тот же становой вот к нам только в волость драть нас приезжает да корову последнюю за недоимки продать, а к Миронову с почетом, за ручку здоровается: "как здоровьице, куманек дорогой?.." Фортупьяно, вишь, для дочки сиволапый завел, а мои дочки и жена для него же, Миронова, не разгибая спины, за полночь мешки шьют. Оно пожалуй, и впрямь, мы крепостные у кабака и неумные наши деньги, коли сюда их все несем. Баста! Спасибо, Иван Миронович! Научил дурака. Не хочу больше в крепостных состоять; довольно на кабак работать.

С этими словами Жуков повернул в улицу, зашел в лавку, купил чаю, сахару, баранок и пошел домой. Дома семья, жена и три дочери-подростка, сидели за работой; спешили дошить мешки. Они, по обыкновению, ждали хозяина поздно и сильно навеселе. Теперь, видя его с кульками на руках, дивились и не знали, что думать.

- Бросайте работу! Жена, ставь самовар, а вы, дочурки, принимайте чай, сахар. Батька ваш поумнел: не хочет больше у Миронова в крепостных состоять.

Жена ничего не сказала, словно боялась верить, а потом обернулась к иконам, упала на колени и разрыдалась:

- Господи! Милостивый Батюшка! Неужли же дошли до Тебя мои грешные молитвы?

Жуков теперь только понял, как много горя он причинял семье, и слеза затуманила и ему глаза.

Через час все веселые и довольные сидели за чаем. Семья первый раз за долгие годы встречала праздник в мире; как пристойно христианам.

- Олюнька, - сказал после чая младшей дочери отец, - тебе в школе дали Евангелие, возьми-ка почитай нам.

- А про что, тятя, прочитать?

- Читай, что откроется; в слове Божьем везде великая мудрость.

Дочь раскрыла Евангелие на середине и стала читать. Пришлась XIX глава от Луки, где говорилось, как Христос Спаситель вошел в дом грешника, мытаря Закхея, и как Закхей, тронутый милостью Иисуса, вдруг переменился душой. Иисус сказал ему: "Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее" (Лук. XIX, 9-10).

Эти слова глубоко запали в душу Жукова. Они как-то пронизали всего его; он встал и дрожащим от волнения голосом с каким-то измененным, просветлённым лицом сказал:

- Жена, дети! Много горя я причинил вам. Простите меня. Вот икона Спасителя - свидетель, ни капли водки не возьму больше никогда в рот.

Прошло два года. Николай Жуков забыл дорогу к Миронову. Семья оправилась. В доме завелся достаток. Каждый вечер все собирались вместе, и Олюнька читала Евангелие. Соседи чаще и чаще стали заходить послушать слово Божие. Иногда подолгу и засиживались за беседой. Больше все сокрушались насчет темноты своей.

- Вот она жисть-то какая! - вздыхали, бывало, после чтения слов Спасителя.- А мы-то? Словно зверье какое! Ни те Богу на небе служить, ни на земле как поступать не знаешь. И не в бедности нашей дело: апостолы, ведь не богаче нас были. Темнота заела. Хоть бы вот столько, с ноготок нам свету. Думается, если бы нам разъяснили про Христову веру по Евангелию, разве можно было так жить, как мы живем? Теперь вот много ли мы тут слушаем и понимаем, и то ину пору задумаешься про свою жизнь, все противно кажется; как от мертвечины какой воротит. Ну, а если бы нам явственно все Христово учение растолковали? Ведь супротив солнца никака тьма не устоит. А то крестьяне, крестьяне, а кто такие крестьяне, какая крестьянская жизнь,- ничего не разумеем. Одно только званье, что крестьяне, а на лицо - прямо крещеные нехристи. Свету бы нам побольше. Неужли ж Христос Спаситель только для Своего времени посылал апостолов учить темный народ, а мы, грешные, оставлены так, без призору?

Жуков, как не расставался с Евангелием, понимал больше, но он толковал все применительно к трезвой жизни.

- Вот,- говорил он,- у апостола Павла сказано: "Разве не знаете, что вы храм Божий и Дух Божий живет в вас?" (Коринф. III). А в храме что бывает? Служба Богу. Молитвы возносятся. Свечи, лампады горят перед иконами. Курится фимиам. А мы в нашем храме кому службу правим? Дьяволу, водке, кабаку. В нутро не елей, а водку вливаем. Из пьяной гортани не молитву, а хулу, брань изрыгаем. В душе не волны фимиама, а волны хмеля туманят образ Божий. Пойти к язычникам в капище и принести идолам в жертву барана мы не согласимся, а свое сердце постоянно обращаем в кабацкий престол. Спаситель вошел в каменный храм и оттуда выгнал скот, и сказал: "Дом Мой, домом молитвы наречётся, а вы сделали, его вертепом разбойников" (Мф. XXI, 13). Как же Он может войти и остаться у нас в сердце, если там у нас постоянный кабак.

Простые, нёмудренные, но искренние, от сердца речи Жукова многим западали в сердце. Стали поговаривать один, другой, третий, как бы совсем отстать от питья. Всем не удавалось: то насмех подымут, то угощать начнут, то гости без хозяина пить не хотят. Надумали артелью за дело взяться, составили общество трезвости. Пошли к батюшке, чтобы он молитвой освятил доброе дело. Священник был молодой, неопытный, стал говорить, что не знает, как быть "Надо-де благочиннаго спросить; устав составить; будет ли еще дано разрешение".

- Чего тут спрашивать, батюшка, благочиннаго? - говорил Жуков.- Разве на доброе дело, на трезвую жизнь надо разрешение от кого-нибудь? И разве благочинный, али кто другой может запретить нам блюсти себя в трезвости.

Отслужили молебен. Трезвенники просили батюшку приходить к ним и не в праздники большие с иконами для молебнов, а так, с Евангелием, для беседы о слове Божием.

Дело трезвости стало прочно. Каждый праздник записывалось 10-15-20 человек. Миронов стал задумываться: у него в питейном торговля шла тише и тише.

- Что вы, ребята, совсем никак с ума спятили? - высмеивал он трезвенников.- Монастырь хотите в Туркине завести? Жукова игуменом поставите? Двести человек под начало одного дурака отдаетесь.

- Не с ума спятили,- спокойно отвечал Жуков,- а за ум взялись. Под начало у нас никто ни к кому не идет, а все мы только из-под твоей власти выбиться хотели. И так немало на тебя поработали. Пора и о Боге подумать, для дела Божьего послужить. И тебе б, Иван Мироныч, не худо Бога вспомнить. Чай, и тебя мать ведь младенцем в храм приносила, а там батюшка, взяв на руки, подносил к иконе Спасителя, Ему тебя на службу, на попечение вверял, а далеко, все мы далеко от Спасителя потом в жизни уходим.

Промолчал Миронов. Через полгода совсем кабак закрыл. Торговля не шла. На место кабака открыл ткацкую мастерскую.

- И то слава Богу,- говорил Жуков.- Лучше тканьем одевать народ, чем кабаком раздевать.



Старый стиль 2Декабрь пятница Новый стиль) 15Декабрь Седмица 28-я по Пятидесятнице. Глас 2. Рождественский пост. Монастырский устав: горячая пища без масла. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрор. Аввакума (VII-VI до Р.Х.). Мц. Миропии (ок. 251). Прпп. Иоанна, Ираклемона, Андрея и Феофила (IV). Прп. Исе (Иессея), еп. Цилканского (VI) (Груз.). Прп. Афанасия, затворника Печерского, в Ближних пещерах (ок. 1176) и другого Афанасия, затворника Печерского, в Дальних пещерах (XIII). Св. Стефана Уроша, царя Сербского (1367). Сщмч. Матфея пресвитера (1921). Сщмч. Димитрия пресвитера и прп. Веры исповедницы (1932). Сщмч. Алексия, архиеп. Великоустюжского (1937). Сщмчч. Иоанна, Константина, Николая, Сергия, Владимира, Иоанна, Феодора, Николая, Николая, Павла, Сергия пресвитеров, прмч. Данакта, Космы прмцц. Маргариты, Февронии, Тамары, Антонины и Марии, мц. Матроны (1937). Прмц. Марии (1938). Мч. Бориса (1942). Евангельские ЧтенияТит., 301 зач., I, 15 - II, 10. Лк., 101 зач., XX, 19-26. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (Тит. 1, 15-2, 10; Лк. 20, 19-26). "Кесарево - кесарю, а Божие - Богу"; всякому, значит, свое. В наше время вместо "кесарево" поставить надо "житейское", и сказать: житейское своим чередом, а Божеское - своим. А то все бросились на одно житейское, Божеское же оставляют назади. Оттого оно стоит не только не на своем месте, то есть, не на первом плане, как следует, но совсем забывается. Следствием этого забвения, будто не намеренного, есть потемнение его в сознании; а затем становится неясным и его содержание, и его основания. Отсюда слабость убеждения и шаткость веры; и потом отчуждение от нее и влияние всяких ветров учения. Этот путь проходит всякий особо, когда начинает нерадеть о Божием; этот же путь проходит и общество, когда оно в своих порядках, начинает не обращать внимания на то, чего требует от него Бог. Когда Божие отставлено на задний план, тогда в обществе начинает водворяться эмансипация от Божеских требований, - в умственном, нравственном и эстетическом отношениях, и секуляризация (служение духу времени) политики, обычаев, увеселений, а затем воспитания и всех учреждений. В настоящее время о том что Божие - не думают, не говорят, не пишут и даже в мысли не имеют, ни при каких начинаниях. Дивно ли, что при таком настроении, учения противные вере находят доступ в общество и что общество склоняется к повальному безверию? Молитвы Тропарь пророка Аввакумаглас 2Пророка Твоего Аввакума память, Господи, празднующе,/ тем Тя молим:// спаси души наша. Кондак пророка Аввакумаглас 8Возгласивый вселенней от юга пришествие Божие от Девы, Аввакуме богоглаголиве,/ и на Божественней стражи предстоянием/ слышания от светоносна Ангела/ Христово Воскресение возвестил еси миру,/ сего ради весело зовем ти:// радуйся, пророков светлая доброто. Тропарь преподобного Афанасия, затворника Печерского, в Ближних пещерахглас 3Блаженство плачущих получити желая,/ день и нощь непрестанно плакал еси,/ имея во уме час Судный,/ тем по кончине твоей обрел еси утешение на Небеси,/ преподобне Афанасие./ Подаждь и нам плакатися зде грехов наших выну,/ яко да плача безконечнаго избывше,/ тамо приимем вечное утешение. Кондак преподобного Афанасия, затворника Печерского, в Ближних пещерахглас 5Яко безсмертия тезоименит, по умертвии своем востал еси жив;/ показуя же, яко зело люта есть смерть, плакался еси горько.
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.05347 c.