Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Общество «Трезвение» » Газета "Трезвение" »

27.07.2017 | В Екатеринбургском духовно-просветительском «Царский» состоялось заседание Совета общественно-государственного движения «Попечительство о народной трезвости».

17.07.2017 | Подводим итоги, намечаем перспективы

14.07.2017 | Царские Дни (16 июля 2017)

29.06.2017 | Руководитель отдела по утверждению трезвости протоиерей Игорь Бачинин побывал в палаточном лагере следопытов «Княжества»

- -

«Трезвое слово» №2 (№14)

План работы Общества «ТРЕЗВЕНИЕ» на 2009 год

- -
Газета "Трезвение"

- -  

Дурацкие деньги

Больше ста лет назад, в 1903 году вышел сборник статей священника Г. Петрова "Долой пьянство". Книга написана доходчивым и образным языком для людей того времени, хотя сегодня рассказы могут показаться нам несколько наивными. Однако смысл поучений священника остался прежним. Тогда "дурацкие деньги" несли в кабак. Сегодня - в сверкающие огнями магазины и рестораны. Тогда стали терять люди веру Христову. Сегодня - многие пребывают во тьме, не осознавая, зачем Господь призвал их к жизни на Земле. Этот рассказ - вековая история утверждения трезвости. Стоит над ним задуматься.


Тройка маленьких сытых лошадей с бубенцом под дугой коренника бойко подкатила к крыльцу большого нового дома. Туркино - подгородное фабричное село - щеголяло домами богатеев, но этот новый дом особенно выделялся и размерами, и чистотой отделки. Узорная резьба, расписные ставни, гладка обшивка,- делали дом красивой игрушкой. Хозяин, Иван Миронов, главный в селе кабатчик и лавочник, вышел на крыльцо встретить своего кума, станового пристава, который приехал к нему на новоселье.


- Здорово, кум! Поздравляю,- говорил становой. - Ну, и домино же ты отгрохал. В город, на главную улицу, и то не стыдно.

Широкое, оплывшее жиром лицо кабатчика распустилось от самодовольной улыбки.

- Да, кум любезный, домик ничего себе, жить можно. А вы извольте внутрь пожаловать. Там, действительно, могу погордиться. Комнаты убраны не хуже городского, совсем по-господски: везде зеркала, картины, ковры, даже на полу в гостиной постелен ковер во всю комнатку. Дочке фортупьяно привез из города, пусть бренчит.

- Ну? - удивился становой.- Ковры и фортепьяно даже завел. Да ты, грехом, не ограбил ли кого? - смеялся гость,- или деньги не делаешь ли? Не приехать ли мне с обыском к тебе?

- Зачем грабить? - смеялся шутке гостя хозяин.- К нам сами несут. И делать деньги не для чего: успевай готовые собирать. Я тут, куманек, как помещик в крепостное время, живу. Вся округа тут на меня работает.

Был вечер субботы. Рабочие после получки в одиночку и кучками тянулись к питейному дому Ивана Миронова.

- Извольте поглядеть, сколько народу оброк мне несут. Тут сам не будь только дураком, умей мережу поставить, а мужик весь с головой влезет. Смотрю я на них ину пору и даже зло возьмет: совсем народ дурак дураком. Работают без передышки, а дома нищета непокрытая; все сюда тащат, а мне что ж? Дурацкие деньги - те же деньги... Да что же мы здесь, на улице, стоим? - спохватился хозяин.- Пожалуйте в хибарку, чайку с дороги откушать.

Во время их разговора проходил мимо крыльца Николай Жуков, ткач из соседней большой мануфактуры. Он был постоянный посетитель мироновского трактира, и сейчас, после получки, шел с намерением хорошенько выпить. Мимоходом он услыхал речь кабатчика о дурацких деньгах и с досадой остановился. Хотел выбранить Миронова, да не посмел, побоялся станового.

- Паук толстошеий! - негодовал про себя Жуков.- Сосет всю округу и еще потешается: крепостными своими нас обзывает; дурацкие деньги,- говорит,- хоромы ему соорудили. Ах, бык-тя забодай! Что ж, и я, по-твоему, стало-быть, выходит, тоже дурак? Не пойду, когда так, к тебе. Полверсты пройду дальше, а в другом питейном выпью... Впрочем, разве это не то же будет,- мелькнуло в голове Жукова! - Разве другой кабак не та же мережа на дураков, только в ином месте? Подумать, так впрямь мы все ровно крепостные у кабака. Целую жизнь мы корпим за фабричным станком да за сохою на пашне, а в доме хоть шаром покати. Миронов же не сеет, не жнет, а в житницу собирает. У нас у всех в лице ни кровинки, а его, гляди, как быка расперло. Да и хоромы какие построил? Совсем барские. Чем он не помещик? Тот же становой вот к нам только в волость драть нас приезжает да корову последнюю за недоимки продать, а к Миронову с почетом, за ручку здоровается: "как здоровьице, куманек дорогой?.." Фортупьяно, вишь, для дочки сиволапый завел, а мои дочки и жена для него же, Миронова, не разгибая спины, за полночь мешки шьют. Оно пожалуй, и впрямь, мы крепостные у кабака и неумные наши деньги, коли сюда их все несем. Баста! Спасибо, Иван Миронович! Научил дурака. Не хочу больше в крепостных состоять; довольно на кабак работать.

С этими словами Жуков повернул в улицу, зашел в лавку, купил чаю, сахару, баранок и пошел домой. Дома семья, жена и три дочери-подростка, сидели за работой; спешили дошить мешки. Они, по обыкновению, ждали хозяина поздно и сильно навеселе. Теперь, видя его с кульками на руках, дивились и не знали, что думать.

- Бросайте работу! Жена, ставь самовар, а вы, дочурки, принимайте чай, сахар. Батька ваш поумнел: не хочет больше у Миронова в крепостных состоять.

Жена ничего не сказала, словно боялась верить, а потом обернулась к иконам, упала на колени и разрыдалась:

- Господи! Милостивый Батюшка! Неужли же дошли до Тебя мои грешные молитвы?

Жуков теперь только понял, как много горя он причинял семье, и слеза затуманила и ему глаза.

Через час все веселые и довольные сидели за чаем. Семья первый раз за долгие годы встречала праздник в мире; как пристойно христианам.

- Олюнька, - сказал после чая младшей дочери отец, - тебе в школе дали Евангелие, возьми-ка почитай нам.

- А про что, тятя, прочитать?

- Читай, что откроется; в слове Божьем везде великая мудрость.

Дочь раскрыла Евангелие на середине и стала читать. Пришлась XIX глава от Луки, где говорилось, как Христос Спаситель вошел в дом грешника, мытаря Закхея, и как Закхей, тронутый милостью Иисуса, вдруг переменился душой. Иисус сказал ему: "Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее" (Лук. XIX, 9-10).

Эти слова глубоко запали в душу Жукова. Они как-то пронизали всего его; он встал и дрожащим от волнения голосом с каким-то измененным, просветлённым лицом сказал:

- Жена, дети! Много горя я причинил вам. Простите меня. Вот икона Спасителя - свидетель, ни капли водки не возьму больше никогда в рот.

Прошло два года. Николай Жуков забыл дорогу к Миронову. Семья оправилась. В доме завелся достаток. Каждый вечер все собирались вместе, и Олюнька читала Евангелие. Соседи чаще и чаще стали заходить послушать слово Божие. Иногда подолгу и засиживались за беседой. Больше все сокрушались насчет темноты своей.

- Вот она жисть-то какая! - вздыхали, бывало, после чтения слов Спасителя.- А мы-то? Словно зверье какое! Ни те Богу на небе служить, ни на земле как поступать не знаешь. И не в бедности нашей дело: апостолы, ведь не богаче нас были. Темнота заела. Хоть бы вот столько, с ноготок нам свету. Думается, если бы нам разъяснили про Христову веру по Евангелию, разве можно было так жить, как мы живем? Теперь вот много ли мы тут слушаем и понимаем, и то ину пору задумаешься про свою жизнь, все противно кажется; как от мертвечины какой воротит. Ну, а если бы нам явственно все Христово учение растолковали? Ведь супротив солнца никака тьма не устоит. А то крестьяне, крестьяне, а кто такие крестьяне, какая крестьянская жизнь,- ничего не разумеем. Одно только званье, что крестьяне, а на лицо - прямо крещеные нехристи. Свету бы нам побольше. Неужли ж Христос Спаситель только для Своего времени посылал апостолов учить темный народ, а мы, грешные, оставлены так, без призору?

Жуков, как не расставался с Евангелием, понимал больше, но он толковал все применительно к трезвой жизни.

- Вот,- говорил он,- у апостола Павла сказано: "Разве не знаете, что вы храм Божий и Дух Божий живет в вас?" (Коринф. III). А в храме что бывает? Служба Богу. Молитвы возносятся. Свечи, лампады горят перед иконами. Курится фимиам. А мы в нашем храме кому службу правим? Дьяволу, водке, кабаку. В нутро не елей, а водку вливаем. Из пьяной гортани не молитву, а хулу, брань изрыгаем. В душе не волны фимиама, а волны хмеля туманят образ Божий. Пойти к язычникам в капище и принести идолам в жертву барана мы не согласимся, а свое сердце постоянно обращаем в кабацкий престол. Спаситель вошел в каменный храм и оттуда выгнал скот, и сказал: "Дом Мой, домом молитвы наречётся, а вы сделали, его вертепом разбойников" (Мф. XXI, 13). Как же Он может войти и остаться у нас в сердце, если там у нас постоянный кабак.

Простые, нёмудренные, но искренние, от сердца речи Жукова многим западали в сердце. Стали поговаривать один, другой, третий, как бы совсем отстать от питья. Всем не удавалось: то насмех подымут, то угощать начнут, то гости без хозяина пить не хотят. Надумали артелью за дело взяться, составили общество трезвости. Пошли к батюшке, чтобы он молитвой освятил доброе дело. Священник был молодой, неопытный, стал говорить, что не знает, как быть "Надо-де благочиннаго спросить; устав составить; будет ли еще дано разрешение".

- Чего тут спрашивать, батюшка, благочиннаго? - говорил Жуков.- Разве на доброе дело, на трезвую жизнь надо разрешение от кого-нибудь? И разве благочинный, али кто другой может запретить нам блюсти себя в трезвости.

Отслужили молебен. Трезвенники просили батюшку приходить к ним и не в праздники большие с иконами для молебнов, а так, с Евангелием, для беседы о слове Божием.

Дело трезвости стало прочно. Каждый праздник записывалось 10-15-20 человек. Миронов стал задумываться: у него в питейном торговля шла тише и тише.

- Что вы, ребята, совсем никак с ума спятили? - высмеивал он трезвенников.- Монастырь хотите в Туркине завести? Жукова игуменом поставите? Двести человек под начало одного дурака отдаетесь.

- Не с ума спятили,- спокойно отвечал Жуков,- а за ум взялись. Под начало у нас никто ни к кому не идет, а все мы только из-под твоей власти выбиться хотели. И так немало на тебя поработали. Пора и о Боге подумать, для дела Божьего послужить. И тебе б, Иван Мироныч, не худо Бога вспомнить. Чай, и тебя мать ведь младенцем в храм приносила, а там батюшка, взяв на руки, подносил к иконе Спасителя, Ему тебя на службу, на попечение вверял, а далеко, все мы далеко от Спасителя потом в жизни уходим.

Промолчал Миронов. Через полгода совсем кабак закрыл. Торговля не шла. На место кабака открыл ткацкую мастерскую.

- И то слава Богу,- говорил Жуков.- Лучше тканьем одевать народ, чем кабаком раздевать.



Старый стиль 11Август четверг Новый стиль) 24Август Седмица 12-я по Пятидесятнице. Глас 2. Успенский пост. Монастырский устав: горячая пища без масла. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМч. архидиакона Евпла (304). Мц. Сосанны девы и с нею Гаия, папы Римского, Гавиния пресвитера, Клавдия, Максима, Препедигны, Александра и Куфия (295-296). Прмчч. Феодора и Василия Печерских (1098). Прп. Феодора, кн. Острожского, Печерского (ок. 1483). Евангельские Чтения2 Кор., 183 зач., VII, 1-10. Мк., 5 зач., I, 29-35. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (2 Кор. 7, 1-10; Мк. 1, 29-35). "Утром, встав весьма рано, вышел и удалился в пустынное место, и там молился". Вот урок рано вставать и первые часы дня посвящать на молитву, в уединении. Душа, обновленная сном, бывает свежа, легка и способна к проникновению, как свежий утренний воздух; потому сама собою просится, чтоб пустили ее туда, где вся ее отрада, перед лицо Отца небесного, в сообщество ангелов и святых. В это время удобнее ей это делать, чем после, когда уж налягут на нее заботы дня. Все Господь устраивает. Надо от Него принять благословение на дела, вразумление нужное и подкрепление необходимое. И спеши пораньше, пока ничто не мешает, наедине вознестись к Господу умом и сердцем и исповедать Ему нужды свои, намерения свои, и испросить Его помощь. Настроившись молитвою и богомыслием, с первых минут дня, целый день потом проведешь в благоговеинстве и страхе Божием, с мыслями собранными. Отсюда - осмотрительность, степенность и стройность в делах и взаимных отношениях. Это наград
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.04454 c.