Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Методические материалы » Профилактика зависимостей » Для подготовки бесед, уроков и мероприятий » Писатели и поэты - за трезвость »

24.05.2018 | Утверждение трезвости в новообразованных епархиях Русской Православной Церкви. Круглый стол

23.05.2018 | Деятельность АНО «Просветительский центр» по утверждению трезвого и здорвого образа жизни в подростковой среде высоко оценена на областном уровне

19.05.2018 | Социально-педагогический проект «Будь здоров!»: новые горизонты развития

14.05.2018 | В Просветительском центре подвели итоги XV традиционной встречи православных трезвенников Уральского региона.

12.05.2018 | XV региональная встреча православных трезвенников глазами участников.

- -
- -
Методические материалы

- -  

Иван Дроздов

Унесенные водкой. О пьянстве русских писателей

Падают таланты на Руси, -
Кто-то пьет, другой уже в могиле, -
Господи спаси.
Мало нас без водки загубили?..

Ю. Максин 

Мы живем в лесу поблизости от Сергиева Посада, и по утрам нам слышится звон колоколов Главного храма России. Этот звон греет душу, напоминает о былом-далеком, зовет куда-то.

Мысленно я все время благодарю Ивана Михайловича Шевцова, писателя, подполковника в отставке, большого знатока литературного и артистического мира столицы. Он всего лишь на два года старше меня, но, кажется, живет на свете давно - так он много знает и понимает, так мудро обо всем судит.

Я с ним знакомился дважды: первый раз, когда жил в Донецке и представлял там газету «Известия» как собственный корреспондент. Однажды мне позвонил художник и сказал: «В нашей библиотеке мне не дали роман Шевцова «Тля». Он, якобы, запрещен, и они его никому не выдают».

Я пришел в областную библиотеку, и мне там сказали примерно то же. Стал разбираться. И скоро раскопал «зарытую здесь собаку». Директор библиотеки не любил Шевцова и особенно его роман «Тля».

Второй раз мы познакомились в Москве. Я работал в редакции. и однажды мне позвонил Иван Михайлович. Сказал. что читал мою повесть «Радуга просится в дом» и нашел, что это вторая «Тля». Голос его был приятный и тон дружеский. Он пришел ко мне, и с тех пор мы стали друзьями. Он имел дачу в Радонежье - так он звал поселок Семхоз, - пригласил меня в гости и уговорил поселиться рядом. Там составилась новая колония писателей, преимущественно русских; я говорю «новая», потому что старая колония писателей обосновалась в Переделкино. Про Семхоз они говорили: «На том берегу».

Я помнил советы Чехова, Горького, Диккенса: «В газете не задерживайся. Засушит». И ушел из нее при первой возможности, то есть когда вышли две-три мои книги. На деньги, полученные за роман «Покоренный атаман», купил дачу, вышел на «свободные хлеба» или, как мы еще говорили, на «беспривязное содержание».

Приучил себя ложиться рано, вставать тоже рано - летом с рассветом, а зимой затемно, то есть в пять часов. Подтолкнул меня к такому распорядку академик Марр, - он выдавал себя за украинца, имел большую семью и. чтобы ее прокормить. много работал. Друзьям говорил: «Вставать в три часа - рано, в пять - поздно, я встаю в четыре». И добавлял: «Уси сплять, а я працую».

От пяти до девяти я успевал выполнить свою дневную норму: написать 2-3 страницы, потом завтракал, брал палку и уходил гулять. До двенадцати или до часу бродил по лесу, который мы называли Радонежским, заходил на пруд и, если это было летом, садился на взгорок, где по преданиям сбил себе скит великий наш печальник и мудрец Сергий Радонежский. Это сюда, на этот пятачок земли русской, пришел Дмитрий Донской за благословением на битву с татаро-монголами. И верилось мне, что здесь и решилась судьба России, - отсюда начался путь могущества и славы Отечества.

В полдень захожу к Ивану Михайловичу.

Меня влечет к нему мир больших интересных людей: у него всегда кого-нибудь встретишь: то писателя, то художника, а то музыканта. Иван Михайлович работал в «Красной звезде», «Известиях», долгое время был заместителем редактора журнала «Москва». Его знали многие известные москвичи, но особенно роман «Тля» привлек к нему интересных людей.

Как-то встретил у него шумного нескладного богатыря. Говорил трубным голосом с нажимом на «о»:

- Владимир Солоухин, - может, слышали?

- Да, слышал и читал: «Владимирские проселки». Они мне понравились, только много в них риторики, - это, видно, от газеты у вас?

- Да, в газете работал. И теперь в газете - в «Литературке».

- Медведь владимирский, из леса вышел, - говорит Шевцов. - Всех прозаиков наших передавит. Вот погоди.

Прозаиков он не передавил, но с публицистикой пошел далеко, и имя свое прославил.

Помогаем хозяину накрыть стол, расставляем посуду. Бутылки, как я успел заметить, на столах в Семхозе пользовались особенной привилегией. Впрочем, спиртной дух в те годы становился у нас все крепче; выходцы из Украины, взошедшие один за другим на русский престол, Хрущев и Брежнев, за тридцать лет правления увеличили производство вина и водки на семьсот процентов. Они погрузили Россию на дно бутылки, а тут уж и до гибели недалеко.

Но тогда... Мы еще не слышали далеко и глухо урчащего грома, не различали запаха надвигающейся грозы.

- Ну, как вам Москва? Как устроились в столице?.. Солоухин густо крякнул после выпитой рюмки, двумя пальцами, как щипцами, зацепил соленый огурец.

- Москва - пустыня, я здесь заблудился и не могу понять, где право, а где лево.

Шевцов наполняет бокалы и снисходительно улыбается.

- Скоро оглядишься и поймешь, перед кем шапку ломать, а кого узить. Деревня ныне валом катит на Москву, - и ваш брат едва заявился и уж в кресло норовит, в какой кабинет ни зайдешь, то официант ярославский, то мужик вятский загребущий, хваткий, а то пензяк - соленые уши.

Шевцов говорит монологами и каждого, кто хоть на год моложе его, называет на ты. Он в последние годы выпустил три романа и книгу о Сергееве-Ценском. Очень гордится тем, что Ценский, этот последний гигант из плеяды русских классиков, оставил завещание, где назвал его распорядителем своего литературного наследства. Шевцов еще молод, но уже лысоват, он носит маленькие жесткие усы, и глаза его, серо-зеленые и насмешливые, горячо блестят от выпитого вина.

Он очень остроумен, и остроумие его вспыхивает новым светом от каждой очередной рюмки...

 

Полный вариант книги И.Дроздова "Унесенные водкой" читать здесь (doc 750 kB)



Старый стиль 14Май суббота Новый стиль) 27Май Седмица 6-я по Пасхе. Глас 5. Поста нет. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМч. Исидора (251). Совершается служба на шестьБлж. Исидора Твердислова, Христа ради юродивого, Ростовского чудотворца (1474). Мч. Максима (ок. 250). Прп. Серапиона Синдонита (V). Прп. Никиты, затворника Печерского, еп. Новгородского (1108). Свт. Леонтия, патриарха Иерусалимского (1175). Сщмч. Петра пресвитера (1939). Теребенской (1654) , Ярославской (Печерской) (1823) икон Божией Матери. Евангельские ЧтенияДеян., 43 зач., XX, 7-12. Ин., 48 зач., XIV, 10-21. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (Дея. 20, 7-12; Ин. 14, 10-21). "И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю". Какое утешительное обетование! Но как немногие пользуются им! Редко кто содержит его в уме. Есть такие, которые совсем не понимают его и не принимают. Отчего так? Оттого что Господа не любят, и заповедей Его не исполняют. Эта неверность сердца Господу посекает всякое дерзновение обращаться к Богу с прошением, точно так, как и в житейском быту, неисправный слуга не смеет просить о чем либо господ своих, зная, что не заслужил никакой милости. Заведенные молитвы читаются своим чередом, а в них есть прошения очень великие, но они только читаются, а это, как известно, далеко еще не молитва и не прошение. Стать с истинною молитвою перед Господом и простереть к Нему прошение иначе нельзя, как исправив свои совестные к Нему отношения. Молитвы Тропарь блаженного Исидора, Христа ради юродивогоглас 4Просветився Божественною благодатию, Богомудре,/ целомудрием многим и терпением/ во временней жизни течение добре скончал еси./ Тем и по смерти яви тя светлость жития твоего:/ источавши бо исцелений благодать/ иже с верою притекающим ко святому твоему гробу,/ Исидоре блаженне,/ моли Христа Бога,/ да спасет души наша. Ин тропарь блаженного Исидора, Христа ради юродивогоглас 4От земли Воззвавый тя на вечныя обители,/ соблюдает и по смерти тело твое невредимо,/ святе Исидоре,/ ты бо в целомудрии и чистоте жития пожил еси, блаженне,/ не осквернив своего телесе,/ темже со дерзновением Христа Бога моли/ спастися душам нашим. Ин тропарь блаженного Исидора, Христа ради юродивогоглас 1Божественною свыше просветився благодатию, Богомудре,/ многим терпением во временней жизни течение совершил еси,/ темже и по успении источавши чудеса/ иже с верою приходящим к раце мощей твоих, Исидоре всеблаженне./ Слава Давшему ти крепость,/ слава Прославльшему тя в чудесех,/ слава Действующему тобою всем исцеления. Кондак блаженного Исидора, Христа ради юродивогоглас 8Взбранному и дивному в праведницех,/ иже убо от Христа дар чудес приимшему,/ п
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.05470 c.