Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Методические материалы » Профилактика зависимостей » Для подготовки бесед, уроков и мероприятий » По профилактике алкогольной зависимости »

17.07.2017 | Подводим итоги, намечаем перспективы

14.07.2017 | Царские Дни (16 июля 2017)

29.06.2017 | Руководитель отдела по утверждению трезвости протоиерей Игорь Бачинин побывал в палаточном лагере следопытов «Княжества»

31.05.2017 | Мы — вместе: общественные организации Сибири объединяются.

14.05.2017 | В Екатеринбурге, в храме свт. Николая Чудотворца (при Уральском Горном Государственном Университете) прошло очередное заседание помощников благочинных по утверждению трезвости Екатеринбургской Епархии.

- -
- -
Методические материалы

- -  

Убойная сила российского пьянства


Александр Викентьевич Немцов, доктор медицинских наук,
руководитель отдела Московского научно-исследовательского института психиатрии Минздрава РФ.
Автор книг "Алкогольная ситуация в России" (1995) и "Алкогольная смертность в России, 1980-1990-е годы" (2001).


Почти экспериментальные условия, сложившиеся в результате российской антиалкогольной кампании 1985 г., высветили многие зловещие связи спиртных напитков и общества, сделав эти связи доступными для изучения. Кампания еще раз показала многообразие и сложность действия такого простого химического агента, как этиловый спирт, обнаружила его социальную роль и продемонстрировала, что пьянство стало существенной частью российской культуры.

Приступая к теме алкогольных потерь, прежде всего следует отметить, что в такой сильно пьющей стране, как Россия, никто не знает точно, сколько спиртного потребляет ее население.

По официальным данным ЦСУ РСФСР, Госкомстата РСФСР и Госкомстата России (с середины 1960-х и до 1988 г. секретным), в 1984 г. среднедушевое потребление (100% спирта на человека в год) составляло без учета самогона 10.5 л. Однако американский экономист Владимир Тремл подсчитал, что в 1970 г. на человека в среднем приходилось 12 л, а через 10 лет уже 14 л [1, 2]. На основе этих и собственных оценок (с 1981 г.), близких по значению, можно заключить, что средний уровень потребления в России накануне кампании составлял 14.2 л, из которых 3.8 л (26%) приходилось на самогон.

Много это или мало? Для наглядности преобразуем это количество спиртного в привычные напитки и объемы, т.е. в 35.5 л водки или 71 бутылку (0.5 л). С учетом разного отношения к спиртным напиткам мужчин и женщин и их популяционного соотношения на одного мужчину проходилось 123 бутылки. Если считать, что главные потребители - мужчины в возрасте от 15 до 65 лет, то в среднем один взрослый за год выпивал 180 бутылок водки, или одну бутылку за два дня. Пусть читатель сам решит, можно ли усредненного российского мужчину считать пьяницей.

Антиалкогольная кампания началась 1 июня 1985 г. За первые полтора года регистрируемая продажа спиртного упала на 51%, а реальное потребление - только на 27% за счет резкого увеличения производства самогона. В 1991 г. подпольные винно-водочные изделия составляли более половины от общего потребления, уровень которого приблизился к 1984 г.

Начало рыночных реформ (с 2 января 1992 г.) сопровождалось не только либерализацией цен и продажи спиртных напитков, но и отменой государственной монополии на производство и торговлю спиртным. На винно-водочный рынок хлынули не облагаемые акцизами, а значит очень дешевые фальсификаты, более токсичные по сравнению с самогоном.
 
Потребление спиртного увеличивалось до 1994 г., затем сокращалось до 1998 г., а с 1999 г. снова начало расти (в 2001 г. 15.0 л). Такова эволюция потребления алкоголя с ее резкими перепадами. А как умирали россияне в это время?
С 1965 по 1984 г. общая смертность довольно равномерно увеличивалась. За 20 лет сократилась ожидаемая продолжительность жизни, особенно у мужчин (на 2.5 года: с 64.5 до 62 лет), что отчасти связано с ростом потребления спиртного. Ведь с 1960 по 1980 г. его продажа увеличилась более чем в два раза (с 4.6 до 10.5 л), а реальный рост с 9.8 до 14.0 л. При этом в два раза повысилась смертность от отравления алкоголем. Однако из этих данных трудно вычленить алкогольный фактор среди других неблагоприятных явлений и оценить его роль в сокращении продолжительности жизни населения. Сделать это помогла кампания.

Не затрудняя читателей многочисленными расчетами и цифрами, можно сказать, что антиалкогольная кампания сохранила жизнь более чем 1 млн человек. Это ее главный позитивный итог, подтверждающий, что спиртные напитки - существенный фактор высокой смертности в России. В результате кампании к 1986 г. смертность снизилась на 203.5 тыс. (12.3% от общего числа в 1984 г.), а потребление уменьшилось на 3.7 л (зависимость была строго линейной). Согласно расчетам, в пределах 10-15 л среднедушевого алкоголя на каждый литр приходилось 3.3% общего количества смертей, а для мужчин от 35 до 59 лет - 6.9%. По данным Т.Норстрема [3], во Франции и Германии для мужчин этого возраста алкогольные потери составляли приблизительно 1%. Расхождение с российскими показателями в какой-то мере могут объяснить три обстоятельства.

Во-первых, в России спиртные напитки были более токсичными. Второе обстоятельство скорее всего связано с насильственным характером антиалкогольной кампании. Медленные и небольшие колебания потребления спиртного в европейских странах приводили к его разнонаправленному изменению среди отдельных категорий населения и таким образом уменьшали общий результат. И наконец - генетические особенности российской популяции в отношении алькогольдегидрогеназы - фермента, участвующего в метаболизме поступающего в организм алкоголя.

Долгое время считалось, что русские относятся к европеоидам, для которых характерна умеренная активность алкогольдегидрогеназы. Именно этот фермент превращает этанол в токсичный ацетальдегид, который и вызывает тяжелые соматические и психические последствия злоупотребления спиртными напитками. Теперь показано, что в популяции московского мегаполиса широко распространен ген (41%), кодирующий синтез высокоактивной алкогольдегидрогеназы, которая при поступлении этанола в организм продуцирует ацетальдегид в больших количествах [4]. Вот почему одно и то же вещество - винный спирт - вызывает острые и хронические токсические последствия. По частоте данного гена московская популяция занимает промежуточное положение между европеоидной (0-5%) и континентально-монголоидной (20-80%).

* * *

Неоспоримые факты резкого сокращения продажи спиртных напитков и всех жестко зависимых от них болезней (психозов, отравлений и циррозов печени), а также насильственных смертей и преступности [5] говорят о том, что в 1985-1986 гг. даже закоренелые пьяницы стали пить существенно меньше. Известно, что население страны по отношению к выпивке представляет собой более или менее жестко взаимосвязанный конгломерат [6, 7], который подчиняется одному из законов алкологии: сокращение среднедушевого потребления спиртного отражает общую тенденцию, как для мало, так и для много пьющих. Россия никак не могла быть исключением из этого правила, поскольку антиалкогольные мероприятия касались всего общества, включая самых активных пьяниц. Тотальный характер прессинга проявился в том, что во время кампании снизились зависимые от алкоголя показатели смертности и заболеваемости (причем линейно по отношению к потреблению).

Однако даже в 1986-1991 гг. потребление спиртного оставалось очень высоким (10.5-12.6 л). Как оценить полные алкогольные потери? Вот тут нам может помочь линейная зависимость смертности от потребления. На основе регрессионных уравнений рассчитано, что в 1984 г. из общего числа умерших (1650.9 тыс. человек) 525.0 тыс., или 31.8% всех смертей связаны с потреблением спиртного, что в 10 раз больше официальных данных (3.1%). Это и есть наши прямые и непрямые потери, в которых алкоголь был главным или дополнительным фактором смерти. Но и в том и другом случае спиртное "помогло" этим людям сойти в могилу раньше отведенного им срока.

В США прямой и непрямой алкогольный урон в начале 80-х годов по разным оценкам составил 105-200 тыс. человек (5-9% всех смертей) при потреблении 8.2-8.3 л, а в 90-х годах - еще ниже (4.4%).

* * *

За какими диагнозами и в каких соотношениях скрывалась алкогольная смертность? В начале кампании кроме смертности при опухолевых, инфекционных и паразитарных заболеваниях все другие большие классы смертей снизились (рис.3) и далее изменялись сходным образом.

Кампания показала, что главный вклад в алкогольную смертность мужчин (44.9%) вносили травмы, отравления и несчастные случаи. В 1981-1984 гг. у 53.1% (Москва) и 58.4% (Россия) умерших по этим причинам в крови был выявлен алкоголь. Однако в государственной статистике доля смертей "в состоянии опьянения" лишь в отдельные годы превышала 10%. Среди этой большой группы особое место занимают такие социально значимые явления, как самоубийства и убийства. Россия занимает одно из первых мест в мире по количеству самоубийств: от 37.9 в 1984 г. до 42.1 в 1994 г. (на 100 тыс. жителей), уступая в Европе только Литве (47.3 в 1994 г.). В 1984 г. 43 тыс. мужчин и 11 тыс. женщин покончили с собой. В 1994 г. количество самоубийств было максимальным (как и потребление), а затем началось снижение, продолжавшееся до 1998 г. 

Тему "алкоголь и самоубийства" наглядно иллюстрируют данные Бюро судебно-медицинской экспертизы: за 1981-1990 гг. в шести областях России (Амурской, Кемеровской, Новгородской, Орловской, Саратовской и Сахалинской), а также Башкортостане и Санкт-Петербурге с общим населением 17.5-18.2 млн человек, - всего 52.5 тыс. самоубийств. До начала кампании (1981-1984) у 60.2% покончивших с собой в крови был обнаружен алкоголь. С 1985 г. количество таких случаев уменьшилось почти синхронно с динамикой потребления, а уровень трезвых самоубийц почти не изменился. Важно, что насильственная смертность росла быстрее чем от других причин. Это говорит о том, что снижение смертности в 1985-1987 гг., в частности при самоубийствах, не было обусловлено новыми надеждами и оптимизмом в связи с "перестройкой", о чем много писалось у нас и за рубежом.

Похожая картина складывается и при анализе убийств. В 1984 г. было убито 16 тыс. человек, в 1985 г. жертв стало меньше (с 12.1 до 7.4 на 100 тыс. населения в 1987 г.). Соотношение мужчин и женщин, убитых в состоянии опьянения, может быть выражено как 5:1. В 1987 г. начался рост потребления алкоголя, вместе с ним и количество убийств. Скорее всего это свидетельствует о включении новых, помимо алкогольных, факторов: коренного передела собственности, перераспределения сфер криминального влияния и смены преступных элит. В конце 80-х годов так называемых "законников" (воров в законе) вытеснили "беспредельщики", действовавшие вне воровских законов. Эта "первая криминальная война" плавно перешла во "вторую", базой которой стала приватизация и новый передел собственности на ее основе.

По аналогии с самоубийствами соотношение убитых трезвых и с алкоголем в крови можно исследовать в тех же регионах России: последние в 1981-1984 гг. составляли 64%; в 1988 г. - 59%, а в 1990 г. - 64%. Эти данные показывают, что помимо социально-экономических причин во время "первой криминальной войны" роль спиртного оставалась очень высокой: рост числа убитых в пьяном состоянии происходил в два раза быстрее, чем в трезвом.

* * *

Во время кампании смертность сократилась в основном за счет двух сердечно-сосудистых заболеваний, почти одинаково часто встречающихся у мужчин и женщин: атеросклеротического кардиосклероза и нарушения мозгового кровообращения [8].

Сегодня хорошо известно, что хроническая алкогольная интоксикация осложняет течение этих заболеваний и служит дополнительным фактором риска. Она сокращает продолжительность жизни мужчин с такой патологией в среднем на 17 лет (данные Центра профилактической медицины АМН РФ). С другой стороны, злоупотребление спиртным часто приводит к развитию болезни. В последние годы появились данные о том, что в случае массивных выпивок в результате изменения в крови соотношения липопротеинов высокой и низкой плотности повышается риск сердечных аритмий и гипертонических кризов, а также тромбозов сердечных сосудов. Вот почему смертность при болезнях системы кровообращения существенно увеличивается с субботы по понедельник, в отличие от таковой при новообразованиях, равномерно распределенной по дням недели.

По официальных источникам, 97.7% алкогольных потерь - это случаи отравления спиртным, да и то, вероятно, учтенные не полностью. Почему? Причин много: тривиальная халатность медицинского персонала при постановке посмертного заключения, низкая квалификация врачей в диагностике причин заболевания и смерти, слабость технической базы и квалификации патолого-анатомической службы в стране, а также прямая фальсификация алкогольных диагнозов смерти и подмена их наиболее частыми сердечно-сосудистыми диагнозами.

С этих позиций интересен анализ, проведенный в Курске в 1991 г.: у 29% мужчин и 8% женщин, умерших с диагнозом сердечно-сосудистая патология, в биологических жидкостях присутствовал алкоголь [9]. При этом у 11.6% мужчин и 4.3% женщин его содержание было смертельным и составляло 4‰ и более. Остается гадать, в силу каких причин в Курске отравление алкоголем было скрыто у этих людей, в результате чего их смерти попали в государственную статистику с диагнозом болезней системы кровообращения.

* * *

Итак, во время кампании и позже, вплоть до 1992 г., смертность сравнительно хорошо коррелирует с оценкой реального потребления алкоголя. Но в 1992 г. возникли новые социально-экономические условия, и в 1993 г. эта зависимость довольно резко изменилась. В обыденном сознании сверхвысокая смертность в 1992-1996 гг.  часто связывается с социально-экономическим кризисом и войной в Чечне.

Однако некоторые зарубежные исследователи считают, что такие факторы, как бедность населения и слабость здравоохранения, действительно снизивших качество жизни в России, а также изменение экологических условий не могут объяснить столь значительное повышение смертности. Связан ли ее рост с алкоголем, а если да, то насколько и каким образом?

Для того, чтобы решить этот вопрос, сопоставим общую смертность с явлениями, жестко зависимыми от потребления спиртного, например с алкогольными отравлениями и психозами. Прежде всего обращает внимание почти полная синхронность изменений этих видов смертности и потребления. Но с 1993 г. смертность "обгоняла" потребление, что скорее всего означает включение новых факторов. Один из них - передел собственности. Другой - увеличение категории людей с повышенным риском смертности за счет сохранивших во время кампании жизнь, а с ней и свой риск умереть, который реализовался во время рыночных реформ. Можно считать, что резкий подъем смертности в 1993-1994 гг. отчасти обусловлен "удвоением" числа людей с повышенным риском.
 
Еще один фактор повышения смертности - возросшая токсичность фальсификатов ликеро-водочной продукции. В 1992 г. в связи с рыночными реформами и отменой государственной монополии на спиртное ситуация на рынке радикально изменилась. В частности, появилась водка из технического спирта, который покрывал около 20% потребления. По данным Роскомторга, при выборочных проверках брак ликерно-водочных изделий к объему проверенной продукции вырос с 6% в 1991 г. до 30% в 1994 г. Еще хуже было качество импортной продукции. Все это не могло не отразиться на здоровье потребителей.

Применив метод, описанный выше для 1984 г., и дополнив его поправкой на возросшую токсичность спиртных напитков, получим: в 1994 г. полные алкогольные потери составили 750 960 человек или 32.6% всех смертей (по официальным данным - 3.0%). Согласно нашим оценкам, в 1992-1996 гг. из 10.5 млн умерших около 3.8 млн человек (36.2%) ушли из жизни, злоупотребляя спиртным. Для сравнения: в первой Чеченской войне за неполных два года погибло 35.7 тыс. человек (военных и мирных жителей). Очевидно, что общее число убитых и в Чечне и за ее пределами значительно уступает алкогольному урону страны.

Переломным для общей  и алкогольной смертности был 1994 г., после чего началось снижение показателей. Можно предположить, что с 1995 г. пить стали меньше (в 1998 г. - 12.2 л). Тогда же увеличилась ожидаемая продолжительность жизни, причем на фоне снижения ее качества (падения калорийности пищи, сокращения доходов, почти двукратного увеличения безработных, а также задолженности по зарплате).

Снижению потребления спиртных напитков (1995-1998) способствовали: некоторое сокращение импорта и внутреннего производства фальсификатов (благодаря активности работников МВД); некоторое упорядочивание рынка на основе новых законодательных актов, рост цен на алкогольную продукцию в 1995-1997 гг. по сравнению с ценами на продукты питания. Фактором "отрезвления" можно считать и обеднение населения: даже очень дешевая водка стала недоступной для значительной части потребителей. Еще одна причина - вымирание большинства пьяниц в начале рыночных реформ (1992-1994).

Период, когда цены на спиртные напитки "догоняли" цены на другие продукты и товары, был недолгим (1994-1997). Уже в 1998 г. рост цен на спиртное стал вновь отставать от цен на другие продукты и товары, а в 1999 г. увеличилось потребление алкоголя и связанные с ним последствия, что продолжается до настоящего времени.

* * *
Очевидная сложность алкогольной ситуации в России, трудность учета всех ее переменных и ущербность государственной статистики позволяют усомниться в большой точности наших расчетов. Мы попытались приблизительно оценить грандиозные потери страны, особенно ее мужского населения в трудоспособном возрасте. Но и такие результаты показывают масштаб алкогольного урона, его место в тяжелой демографической ситуации России, которую часто обозначают как кризис. В последние полтора десятилетия все перемены смертности происходят вокруг тенденции, сложившейся еще в середине 60-х годов. Но из-за давности лет эту, уже привычную тенденцию никак нельзя считать благоприятной, в значительной части - из-за российской водки, которая во второй половине XX в. знала толк в людской смертности.

Но это только диагноз. А каков прогноз? И есть ли надежды на скорое избавление от убойной силы пьянства? К сожалению, россияне не осознают масштабы алкогольной гибели людей или, что еще хуже, воспринимают ее как естественный процесс. И это главное, что гасит надежду. Нетрезвая страна уже давно разучилась считать своих покойников. Социальный заказ на трезвость в России почти отсутствует, а цена человеческой жизни все еще очень низка. Нам предстоит научиться понимать, что каждая отдельная судьба и жизнь - высшая ценность и наше общее достояние, а значит, и забота. Скоро ли такое понимание станет уделом большинства?

Терпимость населения к пьянству и смертности от него питает равнодушие руководства страны к этой проблеме. Главная забота правительства - сбор налогов на спиртное. Но и это оно делает плохо (полагая, что собирает половину, получает только треть от выпитого). Сейчас нельзя сказать, что государство спаивает свой народ: две трети дохода от спиртного присваивает криминальный бизнес, который прочно прилип к российской почве сверхприбылью, используя коррумпированность госаппарата.

Вот мы и подошли к главным препятствиям на пути отрезвления населения, вышли к общим социальным проблемам страны, от решения которых зависят насущные частные, в том числе алкогольные. Скоро ли удастся их решить?

Литературная традиция последних 70-80 лет требует оптимистического финала. Однако обоснованных надежд на скорое избавление от алкогольного мора нет. Нормальная ситуация в такой сильно пьющей стране, как Россия, может сложиться лет через 20-30 только в том случае, если уже сейчас изменится ценовая политика государства в отношении спиртных напитков, начнется серьезная борьба с криминальным винно-водочным рынком; если сейчас появятся признаки нормализации экономической ситуации и существенного роста уровня жизни. Но 4% роста ВВП в 2001 г. - это еще не уверенность, а только надежда, что через 20-30 лет число нищего населения нашей страны существенно сократится.

Не располагая оптимистическим прогнозом на ближайшие годы, оставим за собой право на призыв. С середины 60-х годов и до начала XXI в. в России гибель людей, связанная с пьянством, сравнима с потерями в Отечественной войне. Очевидно, что пора остановить этот губительный процесс. Нужно наконец начать медленное, но непрерывное снижение потребления алкоголя, а вместе с ним - снижение смертности.

Литература

1. Treml V.G. Alcohol in the USSR. A statistical study. N.Y., 1982.

2. Treml V.G. Soviet and Russian statistics on alcohol consumption and abuse. Premature death in the new independent States / Eds. J.L.Bobadilla, Ch.A.Costello and F.Mitchell. 1997. P.220-238.

3. Norstrоm T. // Addiction. 2001. V.96. P.113-128.

4. Ogurtsov P.P., Garmash I.V., Miandina G.I. et al. // Addiction Biology. 2001. P.377-383.

5. Смирнов А.И. Преступность и правонарушения в СССР. М., 1990.

6. Ledermann S. Alcool, alcoolisme, alcoolisation. Paris, 1956.

7. Skog O.-J. // British Journal of Addiction. 1985. V.80. P.83-99.

8. Вишневский А., Школьников В. Смертность в России: главные группы риска и приоритеты действия. М., 1997. Вып.19.

9. Тишук Е.А. // Здравоохранение Рос. Федерации. 1997. №2. С.34-36.
 



Старый стиль 7Июль четверг Новый стиль) 20Июль Седмица 7-я по Пятидесятнице. Глас 5. Поста нет. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрп. Фомы, иже в Малеи (X). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрп. Акакия, о котором повествуется в Лествице (VI). Прп. Евфросинии, в миру Евдокии, кн. Московской (1407). Мчч. Перегрина, Лукиана, Помпея, Исихия, Папия, Саторнина и Германа (II). Мч. Евангела (ок. 284-305). Мц. Кириакии (IV). Прмчч. Епиктета пресвитера и Астиона монаха (290). Обретение мощей прп. Герасима Болдинского (2001). Сщмч. Павла пресвитера (1918). Влахернской иконы Божией Матери. Евангельские ЧтенияУтр. - Мф., 16 зач., VI, 1-13 . Лит. - 1 Кор., 138 зач., VII, 24-35. Мф., 61 зач., XV, 12-21, и за пятницу: 1 Кор., 139 зач., VII, 35 - VIII, 7. Мф., 63 зач., XV, 29-31. Прп. Евфросинии: Гал., 208 зач., III, 23-29. Мф., 104 зач., XXV, 1-13 .* Чтения прп. Евфросинии Московской на утрене читаются, если ей совершается полиелейная служба. * * Чтения прп. Евфросинии Московской на литургии читаются, если ей совершается полиелейная или славословная служба. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (1 Кор. 7, 24-35; Мф. 15, 12-21). "Из сердца исходят злые помыслы". В сердце же откуда? Корень их в живущем в нас грехе, а разветвление их, размножение и определенный вид в каждом от его собственного произволения. Как же быть? Сначала отсеки все, что от произвола. Это будет похоже на то, как если бы кто в дереве оборвал листья, обсек ветви и сучья, и ствол отрубил почти до корня. Затем, не позволяй выходить новым отросткам, самый корень и засохнет: то есть не позволяй из сердца исходить злым мыслям, а исходящие отражай и отгоняй, и живущий в нас грех, не получая подкрепления, ослабнет и совсем обессилеет. В этом существо заповеди: "трезвитесь и бодрствуйте. Внимайте себе. Препояшьте чресла помышлений ваших". При внимании, надо держать рассуждение. Из сердца исходит не одно худое, но и доброе; не всякое, однако, доброе внушаемое сердцем исполнять должно. Что истинно должно исполнять, это определит рассуждение. Рассуждение - садовничий нож, одни ветви отсекает, а другие прививает.(1 Кор. 7, 35-8, 7; Мф. 15, 29-31). Без внимания и в житейском порядке ничего не сделаешь как следует; в порядке же духовном - оно первое. Оно замечает худое и предает его внутреннему суду; оно же составляет стражу внутренней палаты, в которой обсуждают что и как надлежит сделать, а потом оберегает и исполнителей решения. Не удивительно потому, что духовная жизнь во всем своем объеме именуется жизнью трезвенною, и в писаниях отеческих больше всего вы встретите речей о трезвении или внимании: это одно и то же. Как дорого, потому, навыкнуть вниманию! Первоначальный труд у начавших заботиться о душе на это обычно и направляется. И дело их начинает походить немного на дело с тех только пор, как начнет собираться внимание в себя; обыкновенно оно все вне, а не внутрь. С этого же момента и внутренняя жизнь зачинается и вместе с вниманием зреет и крепнет. Что это значит? Значит то, чтобы встать умом в сердце перед Господом и перед лицем Его сознательно все обсуждать и предпринимать. Дело это, очевидно, сложное. Оно спеется вместе с молитвою и сколько укрепляется ею, столько и ее укрепляет. Молитвы Тропарь преподобных Фомы и Акакияглас 1Светила богосиянная миру/ и иноков одушевленный зари,/ Фома чудесы, Акакий же послушанием,/ возсиясте светло;/ сих, яко имущих дерзновение к Богу,/ молитвами во бранех пособствовати молим,/ да просят от Христа Бога даровати прощение согрешений/ чтущим их святую память. Тропарь преподобных Фомы и Акакияглас 4Боже отец наших,/ творяй присно с нами по Твоей кротости,/ не отстави милость Твою от нас,/ но молитвами их// в мире управи живот наш. Кондак преподобного Акакияглас 2Мир оставль, Христу последовал еси от младенства,/ премудре Акакие преподобне,/ Того подражая вольное смирение,/ низвергл еси гордостнаго мучителя,// моли непрестанно о всех нас. Кондак преподобного Фомыглас 4Велию победу мужески показал еси,/ отонудуже Божественною любовию разгоревся,/ царя тленнаго и вся красная преобидел еси,/ на горе Малейстей вселение совершив,/ от неяже в Небесная/ возшел еси к Царю царей, Фомо,// моли непрестанно о всех нас. Тропарь благоверной княгини Евдокии в инокинях Евфросинииглас 8По земнем вдовстве Небесному Жениху себе уневестивши/ и в княжестем чертозе подвижнически поживши,/ послежде и чертог, и чад твоих/ Бога ради оставила еси, преподобная Евфросиние,/ и вшедши во обитель, тобою созданную,/ и во иночестем образе многи подвиги показала еси,/ и святое твое житие по благодати Божией блаженною кончиною увенчала еси./ И ныне предстоящи Христу Богу,// моли спастися душам нашим. Ин тропарь преподобной Евдокии, в инокинях Евфросинии, великой княгини Московскойглас 5От юности предызбранная Богом угоднице,/ оставльши светлый чертог княжеский,/ уклонилася еси во обитель, тобою созданную,/ и, пучину житейскаго моря преплывши,/ ныне со Ангелы песнословиши Христа Бога./ Емуже непрестанно молися, преподобная,/ яко да сохраняет выну обитель, тобою созданную,/ и дарует нам мир и велию милость. Кондак благоверной княгини Евдокии в инокинях Евфросинииглас 2Вся красная мира сего, яко суетная, презревши/ и тело твое постом и бдением изнуривши,/ непрестанными молитвами Богу угодила еси,/ преподобная Евфросиние,/ и, дар исцелений от Него прияти сподобльшися,/ слепому прозрение и многим недужным иcцеление даровала еси./ Темже радостно взываем, глаголюще:// слава Богу, прославляющему святыя Своя. Тропарь мученицы Кириакииглас 3Одолением чудесным/ победила еси вражия силы до конца,/ Недело преславная,/ идоложрения бо тьму/ далече Креста честнаго светлостию прогнала еси./ Мученице всехвальная,/ Христу Богу молися/ даровати нам велию милость. Службы7 июля: Преподобных Фомы Малейского и Акакия , упоминаемого в Лествице. 29 ноября: Святого мученика Парамона. Святого мученика Филумена. Преподобного Акакия Синайского Сайты приходов: Вяземская епархия:Храм Влахернской иконы Божией Матери "Одигитрия" дер. Тёмкино Костромская епархия:
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.06504 c.