Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Общество православных педагогов » Журнал «Просветитель» » «Просветитель» №3. Духовная культура и образование. »

27.07.2017 | В Екатеринбургском духовно-просветительском «Царский» состоялось заседание Совета общественно-государственного движения «Попечительство о народной трезвости».

17.07.2017 | Подводим итоги, намечаем перспективы

14.07.2017 | Царские Дни (16 июля 2017)

29.06.2017 | Руководитель отдела по утверждению трезвости протоиерей Игорь Бачинин побывал в палаточном лагере следопытов «Княжества»

- -

- -
Общество православных педагогов

- -  

Педагогические аспекты учения Церкви о страстях

Иерей Игорь Бачинин

В условиях демократических реформ в России оказались разрушенными многие социальные связи, нормы, правила поведения и деятельности, что привело к распространению различных зависимостей среди несовершеннолетних, таких как табакокурение, употребление алкоголя и наркотиков, агрессия и др. Эти и подобные им пороки соотносимы с учением Православной Церкви о страстях. Методы воспитания, профилактики, реабилитации, построенные на понима­нии страстей как телесных недугов, на подавлении личностного начала, приоритете коллектив­ных интересов, в новой ситуации оказались малоэффективными. Педагогическая наука и прак­тика все больше внимания уделяют успешному опыту воспитания устойчивости к социальным порокам, накопленному в православной традиции, когда свобода личности сочетается с ответ­ственностью, самоограничением, добровольным выбором в пользу общества.

-

Теоретически важным оказывается, что педагогика православия исходит из глубинных представле­ний о природе человека, имеет развитое учение о грехе, страстях и пристрастиях как о внутренних, духовных причинах социальных пороков. Рассмотрение с позиций современного знания учения Православной Церкви о страстях представляется актуальным как обла­дающее значительным воспитательным потенциалом, к сожалению практически неиспользуемым в педагогике.

В толковом словаре русского языка о страсти го­ворится следующее - «сильное чувство, увлечение, создаваемое побуждениями инстинкта. Сильная, безудержная любовь с крайним преобладанием чув­ственного, физического влечения. Страдание, муче­ние, страх, ужас, нечто страшное» (1, с. 547).

Греческое слово «страсть» происходит от глагола «терпеть», «испытывать», самое об­щее значение которого: испытывать воздействие чего-то (т.е. обозначает страдательность, пассивность; ак­тивное воздействие обозначается другим глаголом «делать»).

Учение о страстях, существовавшее в различных философских школах, особенно тщательно было раз­работано в стоической школе (IV в. до н. э.). По уче­нию стоиков, «страсть» - неразумное движение души, характеризующееся уклонением от правиль­ного суждения о добре и зле. Между добродетелью и пороком, по мнению стоиков, нет промежуточно­го состояния. Все люди или добродетельны, или по­рочны. Стоики разделяли всех людей на мудрецов и глупцов. Мудрец обладает всеми добродетелями, он счастлив и свободен, глупец же - порочен и жалок. Для стоицизма бесстрастие было, как они считали, путем к блаженству, поэтому они первыми разработа­ли теорию страстей.

Стоики классифицировали «страсти» на положи­тельные (сообразные с разумом и природой движе­ния души) и отрицательные (несообразные с ними и с природой движения души). Отрицательные стра­сти рассматривались ими как недуги. К ним они от­носили печаль, страх, вожделение, наслаждение. Положительные страсти они называли «благострастием», и к ним относили радость, осторожность, волю. Причиной отрицательных «страстей» стоики считали ложные суждения и мнения, отражающие мировоз­зрение человека. Позиция стоиков определялась тем, что со страстями необходимо бороться, противопо­ставляя отрицательным положительные. Счастье - в

свободе от страстей, в свободе духа, в равнодушии, в апатии.

Апатия (греч. «бесстрастие») - состояние безраз­личия, отсутствие побуждений к каким-либо дей­ствиям. «В этических учениях стоиков под „апатией" понимается бесстрастность, душевная невозмути­мость, когда чувства не мешают деятельности раз­ума. Очевидно, что на стоиков повлияли восточные религиозно-философские взгляды, в частности, уче­ние буддизма и джайнизма о нирване как абсолют­ном покое, являющемся высшим состоянием чело­веческой души» (2, с. 445). В практической жизни стоики проявляли много терпения, строгость нравов и нечувствительность к страданиям. Почти во всех главных городах Греции, а в последствии и Римской империи, находились последователи Зенона, основа­теля философской школы стоиков, готовые противо­стоять всякому несогласному с их учением.

В отличие от стоиков основная масса греков жила несколько иным представлением о страсти, ее при­роде и действии. «Для простых греков - как об этом пишет Е.Р. Доддс в своей книге „Греки и иррацио­нальное", - страсть всегда была таинственной и по­разительной силой, поселяющейся в них и скорее овладевающей ими, нежели поддающейся укроще­нию. Само слово «страсть» свидетельствует об этом: как и его латинский эквивалент passio, оно озна­чает нечто, что случается с человеком, по отноше­нию к чему он всегда остается пассивным наблюдателем или жертвой» (3, с. 190). По мнению Е.Р. Доддса, подобные представления уходят корнями в слож­ный комплекс религиозных верований гомеровской и архаических эпох. В те времена действия челове-

ка, одержимого страстью, трактовали как непосред­ственное вмешательство божественных или демо­нических сил, использующих человеческое сознание и тело в качестве инструмента для достижения соб­ственных целей.

В современном русском языке слово «страсть» приобрело значение, отличное от того, в котором оно употребляется в религиозных текстах. Под страстью в наше время подразумевается сильное чувственное влечение, крайнее увлечение, пристрастие к чему-либо или сильно выраженное чувство. В более широ­ком смысле, произнося слово «страстный», мы име­ем в виду «эмоциональный, темпераментный». Слово «страсть» приобретает в таком контексте некоторое положительное значение. Страстный человек - это тот, кто способен на сильные чувства и безрассудные поступки. Он противопоставляется человеку холод­ному, бесчувственному, бесстрастному, безраздель­но доверяющему только голосу рассудка, живущему как бы по заложенной в него программе.

Антоним слову «страстность» в современном рус­ском языке - слово «рассудочность». Страсть и рас­судок- это мощные силы, ежеминутно оказывающие влияние на внутреннее состояние человека; два по­люса, между которыми протекает его жизнь.

Страсть в светском понимании - это непреодоли­мое влечение, которому человек находит оправда­ние как внешнему воздействию, стечению обстоятельств, объективному требованию природы. Не в силах признаться даже самому себе в собственной беспомощности перед силой страсти, он объясняет неодолимое пристрастие удовольствием, избытком свободного времени, даже стремлением к свободе от обыденности.

На дистанции, пролегающей между полюсами «страсть» и «рассудок», безопасной оказывается по­зиция умеренности. Но баланс этот, как правило, хру­пок. Любая страсть, овладев человеком, стремитель­но движется к апогею и, достигнув его, ведет к потере человеческого облика, превращается в безумие, в полное отсутствие рационального начала. В светском понимании в борьбе между страстью и рассудком именно последний должен одерживать победу.

Страсть, достигшая своего максимального прояв­ления, симпатий вызывать не может, т.к. противоре­чит общепринятым нормам морали. Никто не будет восхищаться алкоголиком даже в пьющей компании, хотя там непьющий человек там же будет принят с не­доверием. Аналогично ревнивец, измучивший жену своими, ни на чем не основанными подозрениями и скандалами, не станет эталоном пылко влюбленного даже вопреки распространенному в светском обще­стве мнению, что без ревности нет любви. Иначе гово­ря, яркие эмоции дают возможность ощущать жизнь во всей полноте, окрашивают ее оттенками пережи­ваний, несут благо, но только до тех пор, пока эмоции эти добровольны, осознаны и контролируются раз­умом. В этом смысле светское и церковное значение слова «страсть» соприкасаются между собой. В то же время смысловая наполненность этого слова в свет­ском и церковном языке различна.

Страсть в переводе с церковно-славянского озна­чает «страдание, мучение» (4, с. 671). Согласно учению святых отцов, страсти - это не сторонние силы, которые пришли в нас извне и которые мы должны искоренять; это поврежденные силы души, которые нуждаются в исцелении и преображении. Так препо­добный Иоанн Лествичник писал, что «Бог ни вино­вник, ни творец зла. Посему заблуждаются те, кото­рые говорят, что некоторые из страстей естественны душе; они не разумеют того, что мы сами природные свойства к добру превратили в страсти. По естеству есть в нас гнев, но на древняго оного змия, а мы упо­требляем оный против ближняго. Нам дана ревность, чтобы ревновали добродетелям, а мы ревнуем поро­кам. Получили мы и памятозлобие, но только на вра­гов души нашей. По естеству желаем мы пищи, но для того, чтобы поддерживать жизнь, а не для сластолю­бия» (5, с. 386-387). Святитель Иоанн Златоуст гово­рит, что «страсть не есть естественная потребность, но в некотором роде все извращающая болезнь» (б, с. 576).

Страстью называют такую склонность и такое дей­ствие, которые, постепенно укореняясь в душе, по­средством привычки обращаются как бы в ее естество. Это последний этап в развитии греха. При повторяю­щемся действии страсть набирает силу и завладевает человеком.

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин, в полном соответствии с традицией Церкви, определяет восемь главных страстей, которыми порабощается челове­ческая личность: «чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость. Пороки эти разделяются на два рода: на естественные, к ко­торым относятся чревоугодие и блуд, и неестествен­ные, как сребролюбие. А действие их четвероякое. Некоторые из них не могут совершаться без участия тела, например, чревоугодие и блуд, а некоторые со­вершаются без всякого содействия плоти, например, тщеславие и гордость. Далее: некоторые принимают причины возбуждения от вне, например, сребролю­бие и гнев, а некоторые от внутренних причин произ­водят, например, уныние и печаль» (8, с. 240).

Страсти - это неестественное (противоестествен­ное) развитие душевных и телесных сил человека, это рассеянность души, когда человек вместо глав­ного выбирает второстепенное. Это болезни, овла­девающие душой человека. Поучению Православной Церкви, в зачаточном состоянии в душе каждого че­ловека существуют все восемь страстей. Какая из них доминирует - зависит от обстоятельств. Интересно заметить, что когда одна из страстей однозначно бе­рет вверх, остальные отступают, отходят на второй план, хотя и не исчезают вовсе. Так скряга не пой­дет в публичный дом, уклонится от блудной страсти, потому что за это удовольствие надо платить; он не поддастся страсти чревоугодия, потому что еда тоже стоит денег Немало примеров подобного поведе­ния дает классическая литература в образах скупых людей, которые, обладая несметными сокровища­ми, отказывали себе и своим близким в самом необ­ходимом. Деньги для них перестали быть средством существования, превратились в самоцель. Реальная жизнь также нередко демонстрирует подобные при­меры, когда деньги превращаются из средства, спо­соба обеспечить семью, в цель жизни. В то же время развратный человек, напротив, легко жертвует день­гами ради удовольствий. Также широко известны случаи гибели от истощения девушек, которые в по­гоне за красивой фигурой пожертвовали всем, отка­завшись от пищи. Раздражительный человек, подда­ваясь порывам гнева, нередко совершает поступки себе во вред, лишает себя добрых отношений с окру­жающими, семьи, карьеры, принося все это в жертву своей страсти. Вот почему страсти есть болезни души, извращение естественной природы человека, проти­воестественное движение душевных сил.

Церковь учит находить источник такого противое­стественного поведения в постоянном внешнем воз­действии зла, которое сначала искажает внутренний мир человека, принимается человеком, а затем прояв­ляется в его внешних действиях. Св. Иоанн Дамаскин в «Точном изложении православной веры» пишет следу­ющее: «...зло не есть что-либо иное, как отсутствие бла­га, подобно тому, как тьма отсутствие света; ибо благо есть свет духовный, равным образом и зло есть тьма ду­ховная». ...Будучи одной и той же природы с Ангелами, они сделались злыми, добровольно отклонив располо­жение сердца от блага ко злу... Всякий порок придуман ими, также и нечистые страсти» (9, с.1 21-122).

Преподобный Нил Сорский весьма подробно опи­сывает, каким образом зло через страсть овладевает душой человека. По общепринятой церковной тер­минологии этот процесс именуется духовной или не­видимой бранью. Невидимой называется именно по­тому, что действия, происходящие в этом духовном пространстве, постигаются человеком не телесным зрением, от которого они сокрыты, а органами чувств и духовным видением, т.е. умом. Для восприятия со­временного человека из-за специфичности термино­логии, используемой в творениях святых отцов, к со­жалению, существуют определенные затруднения в понимании описываемых действий, происходящих в духовной сфере. По мере приобщения человека к ду­ховным традициям, приобретения им необходимых знаний и опыта происходит его духовный рост; при­косновение к сути христианства, к таинствам Церкви открывает новые возможности в душе, вследствие чего эти затруднения легко преодолеваются, и он ста­новится способным постичь глубинные процессы сво­ей внутренней жизни.

-

 

Описывая процесс порабощения человеческой личности страстью, преподобный Нил Сорский опре­деляет следующие основные этапы: «Прежде - прилог, затем - сочетание, потом - сосложение, затем - пленение и затем - страсть» (10, с. 16). Начинается этот процесс с помысла. Святой Григорий Синаит го­ворит, что «помыслы рождаются и действуют в мыс­ленной силе души» (11, с. 219). В переводе с гре­ческого помысел, означает размышление, мысли, образующиеся в уме человека от соединения с обра­зами и различными предметами, происходящими от чувств и воображения.

«Прилогом» называется простой помысл или об­раз чего-либо уже случившегося, в сердце вносимый и уму являющийся. Проще сказать, это какая-либо мысль уму человека «прилогаемая». Сосложение есть согласие души с представившим­ся помыслом или образом. Это бывает тогда, когда человек, принимая «прилогаемые» помыслы или об­разы и с ними беседуя, соглашается в мыслях своих, чтобы было так, как внушает помысел. Пленение есть насильственное и невольное увле­чение сердца или продолжительное мысленное сово­купление с предметом, разоряющее доброе устрое­ние человека. Страстью называется уже сам порок, от долгого времени вгнездившийся в душе и через навык сде­лавшийся как бы природным ее свойством, так что душа сама собою к нему стремится. Страстью увлека­ется человек от сочетания и частого собеседования со страстными помыслами и мечтаниями, которые ста­новятся для него обычными.

Святые отцы, определив восемь греховных стра­стей, которыми порабощается душа человека, опреде­лили и восемь добродетелей, которыми побеждается каждая страсть. Чревоугодие побеждается воздержа­нием, блуд - целомудрием, сребролюбие - нестяжа­нием, гнев - кротостью, печаль - блаженным плачем, уныние - трезвением, тщеславие - смирением, гор­дость - любовью. Подобно стоикам, православная эти­ка утверждает, что человек не может быть нейтральным по отношению к добру и злу. Свободная воля для того и дана человеку, чтобы он своими поступками совершал нравственный выбор между добром и злом, Богом и диаволом. Выбирая зло, он ввергает себя в пучину стра­стей; выбирая добро - совершенствуется, восходя к Богу. В силу поврежденности своей природы и несовер­шенства человек не может быть абсолютно свободен от действия зла; более того, преподобный Исаак Сирин утверждает: «Душе быть доступной страстям полезно для уязвления совести, пребывать в страстях - нагло и бесстыдно» (б, с. 573).

Как же победить человеку в себе страсти? По уче­нию Православной Церкви, только постоянное сопро­тивление страсти, с призыванием помощи Божией, может привести к победе над ней. «Каждое сопро­тивление, оказанное требованию страсти, ослабляет ее; постоянное сопротивление - низлагает ее» (12, с. 205). Наиболее же совершенно страсти побеждают­ся при развитии противоположных им добродетелей, очищении сердца путем усиленных молитв и духов­ных подвигов. В аскетическом учении подробно раз­бирается опытно исследованное святыми действие зла на человека, даются конкретные советы, как он может этому противостоять и стяжать добродетели.

Таким образом, с одной стороны человеку необ­ходимо научиться постоянно контролировать свои влечения, сопротивляться страсти, опираясь на вну­тренние духовные силы. С другой - сопротивление порокам может быть успешным лишь при постоянной заботе о содержании внутреннего мира человека, по­стоянном духовном самосовершенствовании. Такой подход раскрывает новые возможности развития со­держания воспитания, предупреждения социальных пороков подрастающего поколения, успешности его социализации.

В настоящее время Закон РФ «Об образовании» вы­двигает задачу «формирование духовно-нравственной личности» (ст. 14, п. 2). Крайне важно раскрыть этот процесс, обращаясь не только к достижениям отече­ственной и зарубежной науки, но и к истокам своей культурной традиции, наполнить соответствующим со­держанием основополагающие понятия педагогики, определяющие состояние внутренней жизни челове­ка, его мотивацию и поступки. В этом смысле учение Православной Церкви о страстях обладает значитель­ным воспитательным потенциалом, который еще ждет своего научно-педагогического раскрытия.


Список литературы:

|1| Толковый словарь русского языка. Под ред. проф. Волика Б.М. и проф. Ушакова Д.И., Т. IV. М., 1996.

[2| Философский словарь. Под. ред. Фролова И.П..

4-е издание. М., 1981.

[3] Доддс Е.Р. Греки и иррациональное. /Пер. с англ. Хорькова М.Л. М-СП6., 2000.

(4| Полный церковно-славянский словарь. Под ред. свя­щенника магистра Григория Дьяченко. М., 1993.

[5| Лествица возводящая на небо. Преподобный Иоанн Лествичник. М., 2001.

|6] Энциклопедия православной веры от А до Я в изре­чениях святых отцов. Клин, 2004.

[7] Православная духовность. Митрополит Иерофей (Влахос). М., 1999.

(8| Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Писания.

Репринт. М. 1993.

|9| Точное изложение Православной веры. Св. Иоанн Дамаскин. М., 2002.

(10| Устав скитской жизни. Преподобный Нил Сорский.

Екатеринбург, 2002.

[11] Добротолюбие. О страстях и борьбе с ними. М., 2003.



Старый стиль 3Август среда Новый стиль) 16Август Седмица 11-я по Пятидесятнице. Глас 1. Успенский пост. Монастырский устав: cухоядение (хлеб, овощи, фрукты). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрпп. Исаакия, Далмата и Фавста (IV-V). Совершается служба со славословиемПрп. Антония Римлянина, Новгородского чудотворца (1147). Мч. Раждена перса (457) (Груз.). Прп. Космы отшельника (VI). Сщмч. Вячеслава диакона (1918). Сщмч. Николая пресвитера (1938). Евангельские Чтения2 Кор., 173 зач., III, 4-11. Мф., 96 зач., XXIII, 29-39. Прп.: Гал., 213 зач., V, 22 - VI, 2. Лк., 24 зач., VI, 17-23 .* Чтения прп. Антония читаются, если ему совершается служба. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (2 Кор. З, 4-11; Мф. 23, 29-39). Сколько милостей явил Господь Иерусалиму (т. е. иудеям)! И, наконец-таки вынужден был сказать: "се оставляется дом ваш пуст". Известно всем, какие были от этого последствия: иудеи до сих пор бездомны. Не бывает ли подобного и с душою? Печется о ней Господь и всячески ее вразумляет; покорная идет указанным путем, а непокорная остается в своем противлении Божию званию. Но Господь не бросает и ее, а употребляет все средства, чтоб ее образумить. Возрастает упорство; возрастает и Божие воздействие. Но всему мера. Душа доходит до ожесточения и Господь, видя, что уже ничего более сделать с нею нельзя, оставляет ее в руках падения своего - и гибнет она, подобно фараону. Вот и возьми всякий, кого борют страсти, себе отсюда урок, что нельзя безнаказанно продолжать поблажку до конца. Не пора ли бросить, и не по временам только себе отказывать, а сделать уже решительный поворот? Ведь никто не может сказать, когда преступит границу. Может быть, вот-вот и конец Божию долготерпению. Молитвы Тропарь преподобного Антония Римлянина, Новгородскогоглас 4Ветхий Рим, отечество твое, оставив, / на камень, яко на легкий корабль, возшел еси / и на нем паче естества, аки безплотен, по водам шествовал еси, / промышлением Божественнаго разума направляемь, / Великаго Новаграда достигл еси / и, обитель в нем сотворив, / тело твое в ней предложил еси, яко дар освящен. / Тем молим тя, отче Антоние: / моли Христа Бога, да спасет души наша. Тропарь преподобного Антонияглас 4Ветхий Рим, отечество твое, оставив,/ на камень, яко на легкий корабль, возшел еси/ и на нем паче естества, аки безплотен, по водам шествовал еси,/ промышлением Божественнаго разума направляемь,/ Великаго Новаграда достигл еси/ и, обитель в нем сотворив,/ тело твое в ней предложил еси, яко дар освящен./ Тем молим тя, отче Антоние:// моли Христа Бога, да спасет души наша. Кондак преподобного Антонияглас 8Римское воспитание, Великому же Новуграду благодатное процветение,/ многими бо труды и подвиги в нем Богу угодил еси./ Сего ради чудес дарований от Него сподобился еси,/ и тело твое многими леты соблюде нетленно./ Мы же, сие лобызающе, радостно от души вопием ти:// радуйся, отче Антоние. Ин кондак преподобного Антония Римлянинаглас 2Яко звезда, возсиял еси от Рима,/ и, дошед Богоспасаемаго Великаго Новаграда,/ ту в нем обитель сотворил еси,/ и, церковь поставив,/ созва инок множество./ С нимиже моли о нас, чтущих память твою, да зовем ти:/ радуйся, преподобне отче Антоние. Тропарь преподобных Исаакия Далмата и Фавстаглас 4Боже отец наш
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.09689 c.