Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Общество православных педагогов » Журнал «Просветитель» » «Просветитель» №3. Духовная культура и образование. »

20.10.2017 | На Покров в Екатеринбургской епархии стартует информационно-просветительская кампания о Царской семье

30.08.2017 | СЕМИНАР по работе со страждущими и их родственниками в деятельности приходских обществ трезвости.

27.07.2017 | В Екатеринбургском духовно-просветительском «Царский» состоялось заседание Совета общественно-государственного движения «Попечительство о народной трезвости».

17.07.2017 | Подводим итоги, намечаем перспективы

- -

- -
Общество православных педагогов

- -  

Антропологический кризис в современной европейской культуре. Кризис человеческого в человеке.

В.И.Слободчиков

1. Рассматривая кризис собственно человеческого в современном человеке, я имею в виду и кризис самого человека - как живой реальности, и кризис рациональ­ного знания о нем, - прежде всего, - в науке. Но внача­ле - несколько слов о духовной ситуации в мире вооб­ще и в России - в частности. Сегодня уже у всех на слуху две идеологемы, два мировых принципа, под гнетом которых организуется наша жизнь. Эти принципы - гло­бализация и постмодернизм.

Технология глобализации и идеология постмодер­низма - эти, можно сказать, две головные боли со­временного мира - в настоящее время очевидным об­разом привели к цивилизационному кризису уже не только европейского, но и планетарного масштаба. Что происходит?

-

Происходит унификация социально-политических структур, разрушение форм культурной, исторической и духовной идентификации человека, размывание любых мировоззренческих основ его са­моопределения и одновременно - призыв уповать только на свою собственную самость в качестве основы и смысла жизни.

«Постмодернизм» (в переводе на русский язык - са­мая «современная современность») настаивает, что все, абсолютно все в мире относительно. Можно верить в это, а можно в другое, можно отстаивать такие ценно­сти, а можно разделять иные. Все критерии и границы условны - как договоримся. Отсюда еще две идеологи­ческие приманки - толерантность и общечеловеческие ценности; заметьте - не любовь к ближнему, а лице­мерная терпимость; терпение, так сказать, сцепив зубы, во имя ценностей какой-либо очередной сверхдержавы в качестве общечеловеческих.

Идеология постмодернизма и глобализации на­правлена на то, чтобы сокрушить, смести, или, по край­ней мере - нивелировать исторически сложившиеся защитные, иммунные системы того или иного народа - в виде устойчивых форм государственности, ценностей национальной культуры, традиционного образа жизни, вообще - хоть какого-нибудь осмысленного уклада.

Целенаправленное разрушение таких защитных си­стем приводит к вырождению конкретного народа в эт­нографическую массу - в так называемое население. Афганистан, Югославия, Ирак, завтра - Россия, она также в этом списке не на последнем месте - все это лишь отдельные метки разворачивающегося кризиса европейской цивилизации.

Исторический опыт свидетельствует, что нация (на­род) вырождается и исчезает из истории не тогда, когда в нем появляется слишком много людей с патологиче­ским поведением, но когда в общественном сознании исчезает, падает до некоторого критического уровня понятие «нормы», «должного и ценного». И чтобы общество осознало грозящую ему опасность, необходи­ма сила, обладающая пророчески-обличительной спо­собностью и волей. В тысячелетней истории России эту роль всегда исполняла Православная Церковь.

2. Теперь несколько слов о духовной ситуации от­дельного человека. Сегодня в нашей стране мы жи­вем в ситуации, которую можно обозначить как «миро­воззренческая катастрофа». На наших глазах меняется духовно-психологический климат общества, кардиналь­но меняется само содержание внутренней жизни совре­менного человека. Как только ушло «всесильное и вер­ное учение Маркса», которое долгое время оккупировало наше сознание, являясь по сути псевдорелигиозной фор­мой идолопоклонства, так вот, когда это «верное учение» ушло, то появилась растерянность - как же быть, кому те­перь поклоняться, во что теперь верить?

Но - свято место пусто не бывает! И на место разру­шенного мировоззрения или так называемого менталите­та, пришло чужебесие. Кстати, не следует думать, что бесы всегда обязательно чужие, могут быть и свои, так сказать, домашние бесы. В случившейся мировоззренческой ката­строфе отчетливо выявляются две, достаточно очевидные тенденции.

Первая из этих тенденций связана с порабощением внутренней жизни, всего сознания человека материаль­ными, плотскими потребностями, потребностями соб­ственной самости. Современная цивилизация не только решительно отрицает созерцание, душу, вечность, но пы­тается открыто отвергнуть идеальную ипостась человека.

-

Складывается мощная индустрия по наращиванию эк­зотических, а чаще извращенных потребностей, по пре­вращению их в главный мотив поведения и ценностного устремления. Немалый вклад в развитие такой индустрии осуществляет и современная педагогика, и современная психология, и современная социология.

Наше время - это время многообразных психо­терапий, форм альтернативной медицины, психо­социальных техник безболезненного освобождения че­ловека от ответственности перед собой, перед людьми, перед Абсолютным смыслом собственной жизни.

Так, психотехнические средства реализуются в про­странстве индивидуального сознания и являются след­ствием несомненных достижений классической научной психологии. Строгое научное знание о глубинных пси­хических явлениях и состояниях человека оказалось за­мечательным средством внешнего программирования и духовного кодирования личности. На базе этих знаний уже разработаны способы оккупации сознания другого человека, сценирования чужой жизни в собственных це­лях (достаточно вспомнить рекламные ролики, 25-й кадр, гипноз, техники работы многочисленных колдунов и га­далок и др.).

К разряду психотехнических средств, несомненно, от­носятся разного рода суггестии и способы «промывания мозгов». Протезирование сознания бесчисленными сло­ганами (Не дай себе засохнуть! Ты этого достойна и т. п.), софистика и демагогия, целевые фрустрации и магиче­ское вменение веры, эзотерика и чародейство, психоло­гическая дрессура под видом психотренингов - также входят в этот арсенал. Этот список можно продолжить, но главное, что на этом поприще у классической психологии головокружительные перспективы.

В свою очередь, социотехнические средства, инстру­менты социальной механики реализуются в пространстве общественной жизни; в частности, в дни политических ак­ций - выборы, демонстрации, референдумы - они обыч­но именуются «грязными политтехнологиями». Главный ориентир подобных технологий - это манипуляция соци­альными пристрастиями и бессознательным, «полевым поведением» той или иной группы населения. Результатом оказывается своеобразная социальная невменяемость, анестезия нашей чувствительности к социальным про­тиворечиям, которая обеспечивается переводом ответ­ственного гражданского самоопределения личности в пространства приватной жизни - в клубные, семейные, бытовые, досуговые пространства.

К разряду социотехнических манипуляций можно от­нести пропаганду идеологем на злобу дня (Голосуй, а то - проиграешь!), блокаду рефлексии по отношению к целям и способам их достижения (Голосуй сердцем, а не умом!), сокрытие замысла и двойной стандарт, подмена ценно­стей, создание ситуаций ложного выбора, снятие личной ответственности и одновременно - шантаж функцио­нальными обязанностями и т. д.

Хочу специально подчеркнуть, что сами эти техники не виноваты; виноваты мы - растерявшие, а часто - размо­тавшие Богом данные нам защиты от духовного порабо­щения и духовного геноцида.

Отсутствие веры в Бога - как Источника абсолютного Добра, в Его заповеди - как единственной основы нрав­ственности и «собственно человеческого в человеке» при­вело к тому, что после снятия идеологического прессинга наше сознание оказалось практически беззащитным перед постмодернистскими идеологиями. Оказалось безза­щитным перед опасностью массового растления, развра­та, порнографии, наркотиков.

Святитель Николай Сербский писал, что существует четыре основных импульса, движущих людьми: личное благосостояние и собственные удовольствия; семейные и кровные узы; общественные законы; совесть и чувство присутствия Бога живого. Четвертый импульс - это пер­вая линия обороны, если человек не удерживает бастио­ны совести, теряет страх Божий, он отступает на вторую линию - пытается защититься общественными законами; не удержав вторую, отступает на третью, пытаясь скрыться в семье, и так - до последней. Именно в такой последова­тельности происходит деградация человека, деградация и гибель, ибо и последнюю линию обороны может поте­рять человек, приходя в состояние одиночества, уныния, потери смысла жизни и полного отчаяния.

3. Очевидно, что в современном российском обще­стве уже несколько «линий обороны» имеют глубокие разрушения. И именно с этим обстоятельством связана вторая тенденция - внешне противоположная первой. Это попытка построить защитное мировоззрение на но­вой духовной основе, обрести смысл жизни, преодоле­вая атеистические и материалистические стереотипы. Эта тенденция, которая сегодня в России набирает все боль­шую силу, связана с соблазном понимания духовной ипо­стаси человека с помощью восточного мистицизма, ок­культизма и магии.

Призыв к познанию «запредельного мира», к овладе­нию «скрытыми способностями» человека вне христи­анского аскетического опыта - через различные виды транса, «грез наяву», «автоматического письма», «актив­ного воображения» и др. - все чаще звучит от имени науки в лице ее крупных представителей. Разрыв с христианской традицией, разрушение духовного иммунитета, абсолют­ное доверие к науке, характерное для атеистического со­знания, как универсальному и достоверному способу по­знания реальности, поставили человека перед соблазном оккультизма, облекшегося в наукообразные формы.

Общественному сознанию настойчиво навязывается мысль, что человечество находится на особом этапе эво­люции - этапе открытия новых знаний о Вселенной и о самом человеке. Активным проводником этих идей явля­ется известное международное движение «Нью эйдж - Новая Эра». Сегодня уже более 5 миллионов россиян яв­ляется членами различных сект, в том числе неоязыческих и оккультных. Множество людей верят в «Космический Разум», в «Информационное Поле Вселенной», во влияние на жизнь человека знаков Зодиака. Попытка создать об­щество с единственно верным мировоззрением на осно­ве «Научного атеизма» рухнула. По мнению зарубежных сектоведов, Россия на сегодняшний день является одной из самых больших «духовных помоек» в мире, становится источником «духовного заражения» для других стран.

Таким образом, масштаб и характер двух рассмотрен­ных тенденций выхода из мировоззренческой катастро­фы позволяют обозначить нашу эпоху - как неоязычество новейшего времени, которое требует нового благовествования, новой проповеди, нового миссионерства. И оче­видно, что единственной силой, способной исцелить и реабилитировать как индивидуальное, так и обществен­ное сознание в современной России является только православная вера, только Православная Церковь!

Русская Православная Церковь берет на себя эту мис­сию, в частности, в общественной жизни - это Программа социальной деятельности, в образовании - это Проект введения в содержание общего образования «Основ пра­вославной культуры» и ряд других акций.

Но какой шум и гвалт был поднят в СМИ по этому по­воду! Почему? Откуда эта гневливость и раздражение? Только ли из неприятия активной духовной позиции Православной Церкви? - Да, от этого, но не только поэто­му. В основе этого шума, в самой сердцевине его лежит страх - причем, как минимум, троякого рода.

Первый - это политико-онтологический страх. Страх перед тем, что наши молодые и не только молодые люди действительно будут облекаться в ценности и внутренние смыслы православной культуры. А вдруг они проснутся при этом, вдруг протрезвеют, посмотрят вокруг и скажут: «Господи! - куда же я попал? На какую духовную свал­ку меня заманили?» Для целой категории властолюби­вых людей в нашем государстве, в нашем Отечестве - это страшно. Лучше, чтобы все находились в сноподобном, в нетрезвом состоянии. Такой массой легче манипулиро­вать, легче обмануть, легче организовать жизнь многих (а в идеале - всех) в свою пользу. И эти властолюбцы - пря­мые враги Православия, Православной Церкви, право­славного человека; они сознательно и энергично борются и будут бороться с любыми попытками духовного трез-вления наших людей - как всегда, стараясь разрушить основы такого трезвления - «до основания».

Второй страх - это житейско-бытовой страх. Этот страх во многом - генетический, который во многих из нас до сих пор еще живет. Это еще тот - застарелый, советский страх, когда было опасно ходить в храм, страш­но было крестить собственных детей, а уж тем более - исповедоваться и причащаться. Такой страх может не осознаваться, он может рационализироваться, рядить­ся во всякие атеистические и агностические одежды для оправдания своего не-воцерковления. На бытовом уров­не - это может выражаться достаточно банально и мно­гообразно: «Я в церковь не хожу; никто не ходит, а я пой­ду - неудобно как-то. А зачем мне церковь? - Я верю, что Бог есть, когда мне трудно - я к нему обращаюсь. А так...». Подобный слой людей - не шумный, но настороженный или равнодушный.

Третий - это духовно-психологический страх. Страх перед встречей с Божественной Реальностью, с Откровением. Ведь, как только я войду в церковную огра­ду, как только откроется для меня эта Реальность, то если говорить по совести - назад хода нет. Я уже не могу сде­лать вид, что ничего не произошло, я уже не могу вернуть­ся в то - предшествующее состояние, когда я про это не ведал, не входил, не приобщался. Если уже вошел, если глаза, ум, сердце чуть-чуть уже приоткрылись, то спокой­но вернуться в ту «невинную» духовную слепоту, когда вроде бы не ведал, что творил - уже невозможно, совесть не позволит.

Поэтому некоторые люди часто говорят, что им рано воцерковляться. К тому же - некогда: столько дел, столь­ко дел, что совершенно нет времени. Или другая причи­на - кажущаяся неготовность. Так с исповедью бывает, и с причастием: «Знаете, батюшка, я не могу исповедовать­ся, причащаться - я сегодня не готов». День, месяц, пол­года, год - не готов. Ну, может быть, на Пасху, когда мож­но причаститься, поучаствовав в общей исповеди. И это тоже страх, и он понятен, он и психологически и духовно понятен. Вот только психологический страх должен прео­долеваться и должен быть преодолен, а духовный страх - страх Божий, конечно же, всегда должен оставаться.

-

4. И последнее. При более пристальном рассмо­трении горизонта антропологического кризиса мож­но прийти к выводу, что глубинный, порождающий его план - это, в первую очередь, сам человек - как он представляется себе в своем собственном сознании, а вовсе не обстоятельства его жизни. Иными словами - в самом существе кризисной эпохи ведущей стороной оказывает­ся именно кризис европейской модели человека. Эта мо­дель сегодня расщепилась на множество самых разных, ноуже фантомальных моделей. Так, появился фрейдист­ский человек, скиннеровский - крысо-подобный чело­век, реперту-арно-ролевой человек, человек потребля­ющий и - несть числа таким человекам.

Все эти фантомальные модели являются в той или иной мере продуктом многообразных гуманитарных наук, которые в массе своей построены по образу и по­добию естественных наук. Но человек - существо сверх-естественное- и по происхождению своему, и по спосо­бу, и по смыслу своей жизни.

А потому - он по определению своему оказывается неуловим в понятийных сетях традиционного научного знания.

Такие сущностные свойства «собственно человеческо­го в человеке», самостоятельность, самобытность, само­сознание, самодействие человека, его индивидуальность и уникальность, его личностный способ жизни - являют­ся фундаментальными ценностями нашей христианско-европейской, а точнее - русско-православной культуры. Именно они определяют содержание и смысл нашей дея­тельности, наших взаимоотношений и наших встреч друг с другом. Очевидно, что подобная планка само-бытия че­ловека, а главное - само восхождение на этот уровень представляется участнику пост-советской истории либо недостижимой, либо просто невыносимой.

Одним из безусловных вызовов нашего времени явля­ется требование прямого и профессионально обеспечен­ного решения проблемы производства и воспроизводства человечности и человеческого. Я думаю, что не оши­бусь в своем утверждении, что из всех форм обществен­ной практики именно образование пытается решать эту проблему не утилитарно, а по существу. В подавляющем большинстве современных концепций и программ раз­вития образования появляется принципиально новое из­мерение-гуманитарно-антропологическое. Фактически, речь идет о постановке беспрецедентной задачи для об­разования: оно должно стать универсальной формой ста­новления и развития базовых, родовых способностей че­ловека, позволяющих ему быть и отстаивать собственную человечность; быть не только материалом и ресурсом со­циального производства, но, прежде всего - подлинным субъектом культуры и исторического действия.

Антропологический подход в сфере гуманитарного знания - это в первую очередь ориентация на человече­скую реальность во всей ее полноте, во всех ее духовно-душевно-телесных измерениях; это поиск средств и условий становления полного, всего человека; челове­ка - как субъекта собственной жизни, как личности во встрече с Другими, как индивидуальности перед лицом Абсолютного бытия.

Сегодня требуется подлинно системный пере­смотр философских, психологических, социально-педагогических, политико-экономических основ со­временных гуманитарных практик с точки зрения их подлинно антропологической модальности. Их способ­ности целенаправленно строить антропо-практики -практики действительного выращивания «собственно человеческого в человеке».


Антропо-практики реализуются в пространстве субъективной реальности человека - в пространстве совместно-распределенной деятельности, в простран­стве со-бытийной общности людей, в пространстве реф­лексивного сознания. Именно здесь может происходить осознанное и целенаправленное проектирование таких жизненных ситуаций, в которых становится возможным и подлинно личностное самоопределение, и обретение субъектности, и авторства собственных осмысленных действий. Здесь, в этом пространстве, возможно культи­вирование автономии и самодетерминации человека, его саморазвития и самообразования, а в пределе - его фак­тического самостояния в собственной жизни.

Сложность построения такой практики, практики ста­новления собственно человеческих способностей в том, что весь человек, во всей потенциальной полноте своего бытия открыт только своему Создателю, Которого раци­онализм традиционных гуманитарных наук как раз и не принимает в качестве главного источника знаний о под­линно человеческом в человеке.

Но именно здесь, в этой точке, нужен умный, терпели­вый и доброжелательный союз научной психологии, пе­дагогики и православного богословия. Принципиально необходима гармонизация систем знаний христианской антропологии - как учения о происхождении и назначе­нии человека, психологической антропологии - как уче­ния о закономерностях развития человека в пределах его индивидуальной жизни и педагогической антрополо­гии - как учения о становлении базовых способностей, сущностных сил человека в образовании.

Тезис о первичности духовного начала в человеке ставит вопрос о феноменологии индивидуального духа, о ступенях его раскрытия и воплощения в эмпириче­ской жизни каждого из нас. Именно этот вопрос, на мой взгляд, является центральным для христиански ориенти­рованной психологии и педагогики, которые, как теперь становится понятным, есть синтез, согласие разногласно-го, взаимовосполнение (а не взаимоисключение и бес­плодный параллелизм) исходных принципов и живого знания христианской, педагогической и психологической антропологии.

Православное вероучение о Боге и человеке, о Богочеловечестве уже есть - и не подлежит ревизии. Соответственно, при освоении психологией и педаго­гикой основ православного вероучения, основ право­славной культуры у них появляется сегодня шанс, воз­можность преобразиться, чтобы стать, говоря словами А.А.Ухтомского, действительным Собеседником, не двойником, не тенью христианской истины о человеке.



Старый стиль 11Ноябрь пятница Новый стиль) 24Ноябрь Седмица 25-я по Пятидесятнице. Глас 7. День постный. Пища с растительным маслом. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомВмч. Мины (304). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМч. Виктора и мц. Стефаниды (II). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМч. Викентия (304). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрп. Феодора Студита, исп (826). Совершается служба на шестьБлж. Максима, Христа ради юродивого, Московского чудотворца (1434). Мч. Стефана Дечанского (ок. 1336) (Серб.). Прп. Мартирия Зеленецкого (1603). Сщмч. Евгения пресвитера (1937). Евангельские Чтения2 Сол., 277 зач., III, 6-18. Лк., 73 зач., XIII, 31-35. Мчч.: Еф., 233 зач., VI, 10-17. Мф., 38 зач., X, 32-33, 37-38; XIX, 27-30. Прп.: Евр., 335 зач., XIII, 17-21. Мф., 10 зач., IV, 25 - V, 12 .* Если совершается служба блж. Максима, то на литургии чтения дня и блаженного: Гал., 213 зач., V, 22 - VI, 2. Мф., 10 зач., IV, 25 - V, 12. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (2 Фес. 3, 6-18; Лк. 13, 31-35). "Се оставляется дом ваш пуст", сказал Господь об Иерусалиме. Значит, есть мера долготерпению Божию. Милосердие Божие вечно бы готово терпеть, ожидая добра; но что делать, когда мы доходим до такого расстройства, что не к чему и рук приложить? Потому и бросают нас. Так будет и в вечности. Все говорят: милосердие Божие не попустит вечного отвержения. Да оно и не хочет того; но что делать с теми, которые преисполнены зла, а исправиться не хотят? Они сами себя ставят за пределами милости Божией и оставляются там потому, что не хотят выйти оттуда. Спириты придумали множество рождений, как средство к перечищению грешников. Но осквернившийся грехами в одно рождение может таким же явиться и в десяти других, а затем и без конца. Как есть прогресс в добре, так есть прогресс и в зле. Мы видим на земле ожесточенных во зле; такими же могут они остаться и вне земли, а потом и навсегда. Когда придет всему конец, а ему придти неизбежно, куда девать этих ожесточившихся во зле? Уж, конечно, куда-нибудь вне области светлой, определенной для потрудившихся над собою в очищении своих нечистот. Вот и ад! Не исправившиеся при лучших обстоятельствах исправятся ли при худших? А если же нет, то вот и вечный ад! Не Бог виновник ада и вечных в нем мучений, а сами грешники. Не будь нераскаянных грешников, и ада не будет. Господь очень желает, чтоб не было грешников, затем и на землю приходил. Если Он желает безгрешности, то, значит, желает и того, чтоб никто не попал в вечные муки. Все дело за нами. Давайте же сговоримся и уничтожим ад безгрешностью. Господь будет рад тому; Он и открыл об аде для того, чтоб всякий поостерегся попасть туда. Молитвы Кондак мучеников Виктора, Стефаниды и Викентияглас 4Иже славе, Господи и всех Содетелю,/ Ты в мире явил еси украшенных добродетельми страстотерпцы и мученики,/ да омут непобедимую победу. Тропарь блаженного Максима, Христа ради юродивогоглас 5Наготою телесною и терпением/ обнажил еси вражия коварствия,/ обличая неподобное его деяние,/ зельне стражда солнечный вар/ и нуждныя великия студени,/ мраза и огня не чул еси,/ Божиею помощию покрываемь,/ Максиме премудре,/ о верою творящих память твою честно/ и усердно притекающих к мощем твоим/ моли избавитися от бед/ и падения избежати. Кондак блаженного Максима, Христа ради юродивогоглас 2Вышния красоты желая,/ нижния сладости и телесная одеяния в ничтоже вменил еси/ и нестяжание паче суетнаго мира возлюбил еси./ Ангельское житие проходя,/ скончался еси, блаженне Максиме:/ с нимиже Христа моли непрестанно о всех нас. Тропарь преподобного Мартирия Зеленецкогоглас 2От юности, Богоблаженне, Христа возлюбив,/ отечество оставил еси/ и, всех мирских мятежей уклонився,/ в тихое пристанище пречестныя обители Богоматерни достигл еси:/ отнюдуже уведев непроходную пустыню,/ крестовидною зарею показанную,/ желательне ю обрел еси,/ и, в ней вселився,/ иночествующих собрал еси,/ и сих ученьми своими, яко лествицею восходною на Небо,/ трудолюбно тщался еси возводити к Богу,/ Емуже молися, Богомудре Мартирие,/ даровати душам нашим велию милость. Кондак преподобного Мартирия Зеленецкогоглас 8Отечества, преподобне, и всего мирскаго мятежа уклонитися возжелел еси,/ и, в пустыню вселився,/ тамо во блаженнем безмолвии жестокое житие показал еси,/ и чада послушания и смирения в нем возрастил еси./ Сего ради, дерзновение стяжав ко Святей Троице,/ еже молитися, Богоблаженне, о нас, чадех своих, ихже собрал еси,/ и о всех правоверных, да зовем ти:/ радуйся, отче Мартирие, безмолвия пустыннаго любитель. Тропарь великомученика Миныглас 4Яко Безплотным собеседника/ и страстотерпцем единовсельника,/ сошедшеся верою, Мино, восхваляем тя,/ мира мирови испроси// и душам нашим велия милости. Показать ещё молитвы Кондак великомученика Миныглас 4Воинства исхити привременнаго/ и нетленнаго показа тя Небеснаго общника,/ страстотерпче Мино,/ Христос, Бог наш,// Иже мучеников нетленный венец. Тропарь мученика Стефана-Уроша III, Дечанского, Сербскогоглас 4В терпении добрострадальных подвиг твоих/ многообразныя раны претерпел еси,/ и по кончине своей/ венец от Бога с мученическими лики восприемлеши,/ и в земли кротких достойно водворяешися, блаженне,/ о нас Христа Бога моли/ даровати душам нашим велию милость. Ин тропарь мученика Стефана-Уроша III, Дечанского, Сербскогоглас 4Царство, еже на земли добре окормляя, страдальче,/ и, багряницу нося, смиренно стяжал еси мудрование,/ нищих посещая и сим хлеб раздробляя,/ тем Пребожественная Троица/ Царствия купно и мученичества венцем увязе тя. Кондак мученика Стефана-Уроша III, Дечанского, Сербскогоглас 3В царех благочестно пожив/ и страдания путь прошед, веледушне,/ и страдальцем равночестен венечник явился еси,/ и церковь твоя прославляет тя славно,/ святыми благоуханными мощми твоими освящаема,/ темже почитаем и тайно вопием ти:/ от бед избави нас молитвами твоими, святе. Ин кондак мученика Стефана-Уроша III, Дечанского, Сербскогоглас 4Другаго Константина стяжа тя Церковь благочестием, блаженне,/ и кротостию, правдою и милостынями,/ но и великомученика и страдальца истинна./ Темже и, тобою красящися, вопиет:/ Стефан мне похвала и утверждение. Тропарь преподобнаго Феодора Студитаглас 8Православия наставниче,/ благочестия учителю и чистоты,/ вселенныя светильниче,/ монашествующих богодухновенное удобрение,/ Феодоре премудре,/ ученьми твоими вся просветил еси,/ цевнице духовная,// моли Христа Бога спастися душам нашим. Кондак преподобнаго Феодора Студитаглас 2Постническое и равноангельное житие твое/ страдальческими уяснил еси подвиги/ и Ангелом совсельник, богоблаженне, явился еси, Феодоре./ С ними Христу Богу моляся// не престай о всех нас. Службы11 ноября: Святых мучеников Мины Виктора и Викентия. Святой мученицы Стефаниды. Преподобного Феодора Студита, исповедника. Блаженного Максима, Христа ради юродивого, Московского чудотворца Сайты приходов: Великолукская епархия:Храм Успения Пресвятой Богородицы с. Успенское Казанская епархия:Храм в честь "Казанской" иконы Божией Матери с. Смолдеярово Калачевская епархия:Храм м
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.08020 c.