Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Общество православных педагогов » Журнал «Просветитель» » «Просветитель» №3. Духовная культура и образование. »

18.08.2018 | ИДЕИ ТРЕЗВОСТИ ЖИВУТ И ВДОХНОВЛЯЮТ. Газета православных трезвенников. № 6 (191) Август 2018 г.

20.07.2018 | ТРЕЗВОСТЬ — ОСНОВА ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ. Газета православных трезвенников № 5 (190) Июнь-июль 2018 г.

16.07.2018 | 15 ИЮЛЯ СОСТОЯЛОСЬ ОФИЦИАЛЬНОЕ ЗАКРЫТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО СЛЕТА ТРЕЗВОСТИ И ЗДОРОВЬЯ "УРАЛ-2018"

14.07.2018 | Основные мероприятия Царских дней-2018 в Екатеринбурге

- -

- -
Общество православных педагогов

- -  

Основы христианской культуры

И.А. Ильин

Редакция продолжает публикацию важных для развития образования работ выдающегося русско¬го философа двадцатого столетия Ивана Александровича Ильина, который основные свои труды создал в эмиграции, но все они посвящены возрождению России и стали, наконец, доступны отече¬ственному читателю. Предлагаемая статья представляет собой четвертый раздел работы «Основы христианской культуры» (Собр. соч. в 10 т. М.: Русская книга, 1996. Т. 1. С.300-315).

-

Культура есть явление внутреннее и органи­ческое: она захватывает самую глубину чело­веческой души и слагается на путях живой, таинственной целесообразности. Этим она отличается от цивилизации, которая может усваиваться внешне и поверхностно, и не требует всей полноты ду­шевного участия. Поэтому народ может иметь древнюю и утонченную духовную культуру, но в вопросах внеш­ней цивилизации (одежда, жилище, пути сообщения, промышленная техника и т. д.) являть картину отстало­сти и первобытности. И обратно: народ может стоять на последней высоте техники и цивилизации, а в вопросах духовной культуры (нравственность, наука, искусство, политика и хозяйство) переживать эпоху упадка.

Из этого одного различения ясно, какое исключитель­ное значение имело в истории культуры христианство. Оно внесло в культуру человечества некий новый, благодатный дух, тот дух, который должен был оживить и ожи­вил самую субстанцию культуры, ее подлинное естество, ее живую душу. Этот дух был чудесным образом внесен во враждебную среду, иудейско-римскую, в атмосферу рас­судочной мысли, отвлеченных законов, формальных об­рядов, мертвеющей религии, жадно-земной воли и жестоковыйного инстинкта. Этим актом культура не могла твориться; она могла только вырождаться. Этот путь вел к омертвлению. И понятно, что люди этого акта (фарисеи) и цивилизация этого уклада (римская) не могли принять этого благодатного учения: они должны были остаться людьми и установлениями «этого мира», которым проти­вопоставляют себя апостольские послания.

Но именно этот дух должны были принять люди, чтобы стать христианами; именно этот дух необходим и ныне христианам для того, чтобы творить христианскую культуру. В чем же сущность этого духа?

Казалось бы, каждый христианин должен был бы не только носить этот дух в себе, ной разуметь его с такою силою ясности, чтобы ответить без труда на этот вопрос. Тем не менее, я попытаюсь очертить его вкратце.

1. Дух христианства есть дух «овнутренения». «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21). Согласно этому, все внешнее, материальное, чувственное само по себе не имеет безусловной ценности и не оправдыва­ется перед лицом Божиим. Это не значит, что оно все­цело и окончательно отметается; нет, но оно является лишь возможностью духа и совершенства: как бы неза­сеянным полем (и какой же сеятель захочет отвергнуть свое поле?), или сосудом для драгоценного вина (и что есть пустой сосуд? но и вино нуждается в сосуде!), или жилищем, не могущим оставаться впусте. Внутреннее, сокровенное, духовное решает вопрос о достоинстве внешнего, явного, вещественного.

Ныне это должно считаться аксиомой всякой куль­туры и особенно христианской культуры. Так, нрав­ственное состояние человека ценится не по его матери­альным последствиям и не по внешней пользе, из него проистекающей, но по внутреннему состоянию души и сердца человека, его переживающего. Так, произведе­ние искусства художественно не тогда, когда «эффек­тна» и «оригинальна» его эстетическая материя, но тог­да, когда оно верно своему сокровенному, духовному предмету. Так, внешняя точность научного описания есть только начало истинного знания. Так, право и госу­дарство жизненны и верны именно там и только там, где на высоте пребывает живое правосознание людей. Так, все хозяйственные вопросы и затруднения разрешаются именно изнутри - через воспитание людей к братству и справедливости; ибо так воспитанные люди найдут и внешние формы братской жизни. Культура творится изнутри; она есть создание души и духа; христианскую культуру может творить только христиански укреплен­ная душа.

-

 

2. Дух христианства есть дух любви. «Бог есть лю­бовь» (1 Ин.4, 8).

Это означает, что Христос указал в любви послед­ний и безусловный первоисточник всякого творчества, а следовательно, и всякой культуры. Ибо культура тво­рит и утверждает; она произносит некое приемлющее и пребывающее «да». Любовь же есть первая и величай­шая способность - принимать, утверждать и творить. В любви любящий сливается, духовно срастается с люби­мым предметом; он приемлет его силою художествен­ного отождествления и самоутраты, он отдает себя ему и принимает его в себя. Возникает новое, подобно тому, как в браке и деторождении; создание же нового есть творчество.

При этом любовь противопоставляется сразу - и от­влеченному рассудку, и черствой воле, и холодному во­ображению, и земной похоти. Но противопоставляется так, что все эти способности, подчиняясь любви и насы­щаясь ею, обновляются и перерождаются. Мысль, дви­жимая любовью, становится силою разума, прилепляет­ся к познаваемому предмету и дает настоящее знание. Воля, рожденная из любви, становится совестною, бла­городною волею и оказывается источником настоящих христиански-героических поступков. Воображение те­ряет свой холод, перестает быть праздной и безраз­личной игрой, загорается духовным огнем и начинает воистину «видеть» и творить. А земная похоть, в про­сторечии именуемая «любовью», не заслуживает этого имени; но, проникнутая любовью, она перестает быть элементарною, страстною одержимостью и начинает осуществлять законы духа.

Вот почему христианин не верит в культуру без люб­ви. Любовь к Богу есть для него источник веры. Брак оправдывается в его глазах любовью. Он не возлагает надежд на ученого, которым владеет нелюбовь к изу­чаемому предмету, а пустое и жадное любопытство. Он не ценит черствой благотворительности. Он не в состо­янии наслаждаться холодным, праздно играющим, хотя бы и ярко-назойливым искусством. Он не ждет разре­шения социального вопроса от классовой ненависти или хитро-расчетливого интереса. И в самую полити­ческую жизнь он вносит начало любви - любви к ро­дине, к нации, к государю. Он требует милости от суда, человечности в обращении с ребенком и солдатом и умеет жалеть бессрочного каторжника, осужденного за зверство.

Христианин знает по внутреннему опыту, что «лю­бовь от Бога» (Ин. 4, 7) и вместе с ап. Иоанном твер­до верит, что «всякий любящий рожден от Бога и знает Бога» (1 Ин. 4, 7, ср. 2, 29 и 4, 16).

3. Далее, дух христианства есть дух созерцания; он учит нас «смотреть» в чувственно «невидимое» (2 Кор. 4, 18, Евр. 11, 27) и обещает нам, что «чистые сердцем», живущие в «мире» и «святости», «увидят Господа» «ли­цом к лицу» (Мф. 5, 8; 1 Кор. 13, 12; 1 Ин. 3, 2; Евр. 12, 14; ср. Ин. 12,45; 14,7).

Бог открывается оку духа. Он есть свет (Ин. 9. 1,5). Этот свет надо увидеть внутренним нечувственным зрением; это нетелесное зрение (срв. 2 Кор. 5,6) возводит нас к Богу. Христианство учит обращаться к Богу не отвлеченным, логическим умствовани­ем и не волевым напряжением, пытающим­ся понудить себя к вере, а непосредствен­ным созерцанием, осуществляемым оком сердца. Бог открывается тому, кто обра­щает к Нему око своей любви. И челове­ческий дух при­зван увидеть Бога так, как глаз ви­дит свет - с той же естественностью, непо­средственностью, непри­нудительностью, радо­стью, благодарением и успокоением. Вот почему люди с «огру­бевшим сердцем» и «сомкнутыми гла­зами» (Мф. 13, 15) не увидят Бога и не уверу­ют, но пребудут слепы (ср., напр., Мф. 13, 15; 15, 14; 23, 17; 23, 26, Ин. 9, 39; 41 и др.). Вот почему сказано: «Я пришел» «в мир сей», «чтобы невидящие видели, а видящие стали сле­пы» (Ин. 9, 39 и ел.); и еще: «И отныне вы знаете Его и видели Его» (Ин. 14,7). И потому ученики Христа име­нуются «сынами света» и «чадами света» (Ин. 12, 36; Еф. 5,8-11).

Христианская вера загорается в духовной очевид­ности, испытываемой оком сердца. А эта очевидность есть дело Божественного откровения и внутренней сво­боды человека. Поэтому дело веры есть дело свободно­го узрения и никакого насилия не терпит; насаждение же веры насилием, страхом и кровью всегда оставалось антихристианским соблазном.

Согласно этому у человека имеется особая, невынудимая сила духовного, сердечного созерцания, ко­торой надо видеть Бога и узнавать все божественное в мире. Эту силу созерцания христианство даровало и завещало всей человеческой культуре. Именно ею добываются высшие, благодатные синтезы в науке; именно она творит всякое истинно художественное искусство; ею осуществляется акт нравственной со­вести; из нее вырастает естественно-правовая инту­иция; ею руководились все великие, гениальные ре­форматоры государства и хозяйства. Сама же по себе она есть не что иное, как молитвенное обращение к Богу. И потому мы можем сказать: христианство заве­щало людям строить культуру, исходя из молитвенно­го созерцания и пребывая в нем.

4. Далее, дух христианства есть дух живого творче­ского содержания, а не формы, не отвлеченных мерил и не «ветхой буквы» (Рим. 7, 6). Не в том смысле, чтобы вовсе не ценилось начало «формы», т. е. предела, зако­на, свершения и завершенности, но в том смысле, что отметается начало пустой, отвлеченной, самодовлею­щей формы, лишенной насыщающего ее и освящающе­го ее содержания. Именно в этом смысле надлежит по­нимать слова Христа: «не нарушить (Закон) пришел Я, но исполнить» (Мф. 5, 17); ибо в греческом оригинале употреблено выражение «напол­нить». Так в христианстве закон не отметается, но на­полняется живым и глубоким содержанием духа, так что «форма» перестает быть «формою», а становится живым способом содержательной жизни, добродете­лью, художеством, знанием, правотою - всею полнотою и богатством культурного бытия.

Вот почему христианин относится с недоверием ко всему и ко всякому делу, где обнаруживается или начи­нает преобладать «формализм», «механичность», «законничество», «буква» и т. д. Ибо формализм искажает все, во что он внедряется. От него мертвеют наука и ис­кусство. От него вырождаются управление, суд и юри­спруденция. Не благодатна и не жизненна формальная мораль. Для воспитания, преподавания и службы фор­мализм убийственен. И пустая форма семьи, не напол­ненная любовью и духом, не осуществляет своего назна­чения. Тогда «форма» оказывается пустою видимостью, отвлеченною схемою, мертвящей черствостью, фари­сейским лицемерием. И потому формализация и меха­низация культуры противоречат христианскому духу и свидетельствуют о ее вырождении. Христианин ищет не пустой формы, а наполненной; он ищет не мертвого ме­ханизма, а органической жизни во всей ее таинственно­сти, во всех ее таинствах; он жаждет формы, рожден­ной из глубокого, духовно насыщенного содержания. Он ищет искренней формы. Он хочет быть, а не казать­ся. Ему заповедана свобода, а не законничество; и пото­му законность вне духа, искренности и свободы не тро­гает его сердца.

5. Дух христианства есть дух совершенствования. «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небес­ный» (Мф. 5, 48).

Это не значит, что христианин считает себя «совер­шенным» или по крайней мере «близким к совершен­ству» существом,- вопреки всякому трезвению и смире­нию. Но это значит, что христианин имеет перед своим духовным взором Божие совершенство, которым он и измеряет все житейские дела и жизненные обстояния. Он учится и научается отличать «нравящееся», «прият­ное», «дающее наслаждение», «полезное» от того, что на самом деле хорошо, что объективно-совершенно - и именно потому истинно, нравственно, художественно, справедливо, героично; и, научившись различать эти два ряда ценностей, он умеет прилепляться именно к совершенному, предпочитать его, добиваться его, слу­жить ему, беречь его, насаждать его и в случае надоб­ности умирать за него. Христианин не только созерцает Совершенство, но и себе вменяет в обязанность совер­шенствование: отсюда у него живой опыт переживания

греха и чувство собственной недостойности; он судит себя, обличает, кается и очищается; и в каждом деле, в каждом поступке своем вопрошает о совершенном и зовет себя к нему.

Вот откуда в христианстве этот дух ответственности, самообвинения, покаяния, дух прилежания, добросо­вестности, труда, самообуздания, дисциплины, подви­га. И вот почему христианская культура осуществима только из этого духа и настроения, а преобладание об­ратного духа свидетельствует об отчуждении культуры от христианства. И так дело обстоит во всех областях культуры.

Что есть безответственный, недобросовестный, безразличный к истине ученый? Что есть художник, ищущий успеха, а не художественного совершенства? Может ли настоящий христианин стать бесчестным де­магогом или продажным чиновником, или разнуздан­ным тираном? Дух христианства обращает человека к Богу в небесах и к Божьему делу на земле. Это Божье дело на земле становится Предметом его служения; и самая жизнь его, и дела его становятся вследствие это­го предметными. Этот дух христианской предметности христианство вносит во всю культуру человечества - в семейную жизнь, в воспитание, в службу, в обществен­ность, в хозяйство, в политику, в искусство и в науку. И мнимый «христианин», который, по русской пословице, «на небо посматривает, по земле пошаривает», недо­стоин ни своей веры, ни своего звания...

Таков дух христианства, дарованный и завещанный человеческой культуре. Это дух овнутренения, дух люб­ви, дух молитвенного созерцания, дух живого, органи­ческого содержания, дух искренней, насыщенной фор­мы, дух совершенствования и предметного служения Божьему делу на земле. Уверовать во Христа - значит принять от Сына Божия этот дух как Дух творческой силы и из него творить земную культуру. И обратно: кто верен этому духу, из него живет и творит, тот уже Христов, даже и тогда, когда сам этого не знает и не признает. Ибо «вся­кий, делающий правду, рожден от Него» (1 Ин. 2, 29).

Творить христианскую культуру не значит законничествовать в отвлеченных догматах или понуждать себя к умствованию о предметах, сокрытых от земного человеческого ока; это не значит отказываться от сво­бодного созерцания или творить только «по закону» представителей земной церкви. Но это значит раскрыть глубину своего сердца для Христова Духа и из него об­ратиться к созерцающему восприятию Бога и Божьего мира, а также к свободным и ответственным волевым деяниям в плане Божьего Дела на земле. Ибо так со­зерцающему и действующему человеку дано внести христианский дух во все, что бы он ни начал делать: в науку, в искусство, в семейную жизнь, в воспитание, в политику, в службу, в труд, в общественную жизнь и в хозяйствование. Он будет творить живую христиан­скую культуру. Но для этого он должен, конечно, при­нять Божий мир и зажить им и в нем.

-



Старый стиль 11Сентябрь воскресенье Новый стиль) 24Сентябрь Неделя 16-я по Пятидесятнице, перед Воздвижением. Глас 7. Поста нет. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрп. Феодоры Александрийской (474-491). Совершается служба с полиелеемПеренесение мощей прпп. Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. Совершается служба с полиелеемПрп. Силуана Афонского (1938). Мчч. Димитрия, Еванфии, жены его, и Димитриана, сына их (I). Мц. Ии (362-364). Прп. Евфросина (IX). Мчч. Диодора и Дидима, Сирских (362-364). Сщмчч. Николая и Виктора пресвитеров (1918). Сщмч. Карпа пресвитера (1937). Сщмч. Николая диакона (1942). Каплуновской иконы Божией Матери (1689). Евангельские ЧтенияУтр. - Ев. 5-е, Лк., 113 зач., XXIV, 12-35. Лит. - Недели пред Воздвижением: Гал., 215 зач., VI, 11-18. Ин., 9 зач., III, 13-17. Ряд. (под зачало): 2 Кор., 181 зач., VI, 1-10. Мф., 105 зач., XXV, 14-30. Прп.: Гал., 213 зач., V, 22 - VI, 2. Лк., 24 зач., VI, 17-23. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (2 Кор. 6, 1-10; Мф. 25, 14-30). Притча о талантах дает мысль, что жизнь - время торга. Надо, значит, спешить воспользоваться этим временем, как на торгу всякий спешит выторговать, что может. Хоть только лапти кто привез или лыко, и тот не сидит сложа руки, но ухищряется зазвать покупателей, чтоб продать свое и купить потом себе нужное. Из получивших от Господа жизнь никто не может сказать, что у него нет ни одного таланта; всякий имеет что-нибудь, да не одно еще: всякому, стало быть, есть чем торговать и делать прибыток. Не озирайся по сторонам и не считай, что получили другие, а к себе присмотрись хорошенько и поточнее определи, что в тебе есть и что можешь приобрести на то, что имеешь, и потом действуй по этому плану без лености. На суде не будут спрашивать, почему не приобрел ты десять талантов, когда имел только один, и даже не спросят, почему ты на свой один талант приобрел только один, а скажут, что ты приобрел талант, пол-таланта или десятую его часть. И награда будет не потому, что ты получил, а потому, что приобрел. Ничем нельзя будет оправдаться - ни знатностью, ни бедностью, ни необразованностью. Когда этого не дано и спроса о том не будет. Но у тебя были руки и ноги, скажи же, спросят, что ты приобрел ими? Был язык, что им приобрел? Так-то на суде Божием уравнивается неравенства земных состояний.(Гал. 6, 11-18; Ин. 3, 13-17). "Как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную". Вера в Сына Божия, плотью распявшегося нас ради, - сила Божия во спасение, живой источник живодействующих нравственных стремлений и настроений, и приемник пространной благодати Святого Духа, всегда в сердце пребывающей и сокровенных наитий благовременно, в час нужды, свыше ниспосылаемых. Вера совмещает убеждения, привлекающие Божие благоволение и силу свыше. То и другое вместе и есть обладание животом вечным. Пока хранится в целости эта жизнь, христианин неподателен, ибо, прилепляясь к Господу, он един дух с Господом, а Господа ничто преодолеть не может. Отчего же падают? От ослабления веры. Слабеют убеждения христианские - слабеет и нравственная энергия. По мере этого ослабления, благодать вытесняется из сердца, худые же позывы поднимают голову. В час удобный происходит склонение на эти последние: вот и падение. Будь бодренным и блюстителем веры во всем ее составе, и не падешь. В этом то смысл св. Иоанн говорит, что рожденный от Бога греха не творит. Молитвы Тропарь преподобных Сергия и Германа Валаамскихглас 1От мирския молвы бегающе, безмолвия и благочестия рачители,/ в тихое пристанище Валаама от востока приидосте,/и в нем Евангельски Христу добродетельми последовавше, на верх совершенства востеклй есте:/и ныне в торжестве премирном Богозрением наслаждающиеся,/ всеблаженнии отцы Сергие и Германе, Человеколюбца Бога молите,/ еже спасти всех нас, благочестно вас почитающих. Тропарь преподобныхглас 4Евангелия Христова истиннии послушницы/ явистеся, преподобнии,/ мир и вся, яже в нем, яко не сущая,/ преобидевше любве ради Христовы,/ и в морский остров вселистеся,/ и трудолюбно в нем противу козней невидимых врагов подвизастеся,/ постом, бдением же и всенощным стоянием/ плоти своя духу мудре повинули есте./ Сего ради от Вседержительныя десницы достойныя венцы прияли есте,/ и ныне Пресвятей Троице предстояще, молитеся,/ всеблаженнии отцы Сергие и Германе,/ сохранитися в мире отечеству нашему// и спастися душам нашим. Кондак преподобныхглас 4От мирскаго жития изшедше,/ отвержением мира Христу последовасте,/ и достигосте великаго Нева езера,/ и, в нем на острове Валааме всельшеся,/ равноангельное житие пожили есте,/ отонудуже веселящеся прешли есте к Небесным чертогом./ И ныне со Ангелы Владычню Престолу предстояще,/ поминайте нас, чад своих,/ яже собрали есте, богомудрии,/ да радостно от души вопием:// радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии. Тропарь преподобного Силуана Афонскогоглас 2Серафимския любве ко Господу пламенный ревнителю/ и Иеремии, о народе плачущему,/ усердный подражателю,/ всеблаженне отче Силуане,/ ты бо, зову Матере Господа Сил внемляй,/ змия греховнаго мужемудренно изрыгнул еси/ и в Гору Афонскую от суеты мира удалился еси,/ идеже в трудех и молитвах со слезами/ благодать Святаго Духа обильно стяжав,/ еюже сердца наша воспламени/ и с тобою умильно взывати укрепи:/ Господи мой, Жизне моя и Радосте Святая,// спаси мир и нас от всяких лютых. Кондак преподобного Силуана Афонскогоглас 2Смиренномудрия исповедниче предивный/ и человеколюбия Духом Святым согреваемая доброто,/ Богу возлюбленне Силуане,/ о подвизе твоем Церковь Российская радуется,/ иноцы же Горы Афонския и вси христианстии людие,/ веселящеся, сыновнею любовию к Богу устремляются./ Егоже моли о нас, равноангельне боговедче,// во еже спастися нам, в горении любве тебе подражающим. Тропарь преподобной Феодоры Александрийскойглас 8В тебе мати известно спасеся еже по образу:/ приимши бо крест, последовала еси Христу,/ и деющи учила еси, презирати убо плоть, преходит бо,/ прилежати же о души вещи безсмертней:/ темже и со Ангелы срадуется, преподобная Феодоро, дух твой. Службы28 июня: Преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев 11 сентября: Преподобной Феодоры Александрийской. Священномученика Автонома. (Службу святых преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев смотри 11 сентября: Преподобного Силуана Афонского Сайты приходов:Храм прп. Серафима Саровского и прпп. Сергия и Германа Валаамских г. Монжерон (Корсунская епархия) Храм прпп. Сергия и Германа Валаамских дер. Рауталахти (Петрозаводская епархия) Храм прпп. Сергия и Германа Валаамских чудд. г. Москва (Московская епархия (городская)) Домовый храм св. прпп. Сергия и Германа, Валаамских Чудотворцев г. Санкт-Петербург (Санкт-Петербургская епархия) Храм Иконы Божией Матери "Живоносный Источник" г. Арзамас (Нижегородская епархия) Сергия и Германа Валаамских мужской монастырь г. Волжский (Волгоградская епархия) Храм Преподобных Сергия и Германа Валаамских г. Волгоград (Волгоградская епархия) Храм прп. Силуана Афонского г. Саутгемптон (Сурожская епархия) Храм прп. Силуана Афонского г. Консепсьон (Южно-Американская епархия) Храм прп. Силуана Афонского г. Валла Валла ( Западно-Американская епархия) Храм в честь преподобного Силуана Афонского г. Самара (Самарская епархия) Храм Силуана Афонского р/пос. Новая Ляда (Тамбовская епархия) Свято-Воскресенский мужской монастырь г. Тольятти (Самарская епархия) Храм — часовня Святого Преподобного Силуана Афонского дер. Вохоново (Гатчинская епархия) Храм прп. Силуана Афонского г. Волгоград (Вологодская епархия) Ставропигиальный мужской скит в честь прп. Силуана Афонского с. Загребля (Киевская епархия) Мужская пустынь во имя святого преподобного Силуана Афонского г. Иссык (Астанайская епархия) Храм Покрова Пресвятой Богородицы с. Горожанка (Воронежская епархия) Статьи на Православие.Ru Преподобная Феодора АлександрийскаяБезупречная жизнь Феодоры вызывала у всех восхищение. Только диавол трепетал от ярости, видя, что жертва ускользает от него. Он внушил некоторым завистливым монахам мысль распространить клевету. Феодора ничего не отвечала на обвинения, не желая открывать истину о себе и полагая, что испытание послано ей Господом в наказание. Стяжавший благодать: Размышления о преподобном Силуане Афонском. Часть 1Мы покидаем кладбище и направляемся к Покровскому братскому корпусу. Замедляем ход, поднимаясь по ступеням ведущей в Покровской храм каменной лестницы. На одной из ее площадок, слева на стене, можно видеть большое изображение преподобного Силуана. Каждый проходящий мимо монах, даже если и очень спешит к началу службы, останавливается здесь на короткое время
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.13080 c.