Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Общество православных педагогов » Журнал «Просветитель» » «Просветитель» №3. Духовная культура и образование. »

01.12.2017 | В честь дня небесной покровительницы Екатеринбург посетят два Патриарха

20.10.2017 | На Покров в Екатеринбургской епархии стартует информационно-просветительская кампания о Царской семье

30.08.2017 | СЕМИНАР по работе со страждущими и их родственниками в деятельности приходских обществ трезвости.

27.07.2017 | В Екатеринбургском духовно-просветительском «Царский» состоялось заседание Совета общественно-государственного движения «Попечительство о народной трезвости».

- -

- -
Общество православных педагогов

- -  

Духовные смыслы публичного слова

С.Т.Погорелов

Научно-педагогическая общественность России столкнулась с немыслимым еще в недавнем прошлом фено­меном сексуального насилия и убийства детей. Мы согласны с автором предыдущей статьи Б.А. Алмазовым, что проблема стала остро актуальной и требует разрешения. Периодическая печать полна все новых со­общений о педофилах, о поразительно мягких для характера преступлений наказаниях, о неизлечимости данной патологии. Молчать о таких фактах нельзя. Однако настораживает сам характер публикаций, за­данный уровень обсуждения и его видимая безрезультатность. Поскольку заслуживающих доверия стати­стических данных в прессе не публикуется, смеем предположить, что здесь не обходится без некоей кам­пании, скорее всего связанной с перспективами ювенальной юстиции в России. А это может иметь далеко идущие последствия и для общества, и для культуры, и для образования. Общественное мнение или выда­ваемый за него общественный аффект, становится мощным орудием. Но в чьих руках, вот в чем вопрос.

-

Рассмотрим для начала тот социальный фон, на котором возник феномен педофилии. За пят­надцать лет реформ Россия из сверхдержавы превратилась в периферию мирового капи­тализма, социальное расслоение достигло опасной черты, состояние общественного сознания характеризуется растерянностью. Важнейшие стратегические решения принимаются не в открытых дискуссиях, а парламентских комитетах, министерствах, что еще весьма далеко от демократических норм.

Психосоматическое  состояние,   в   котором   ока­залось большинство россиян в результате реформ, специалисты определяют как «стресс социальных изменений». Одним из фундаментальных показате­лей такого стресса служит динамика самоубийств. (Напомним, что самоубийство это агрессия, направ­ленная на самого себя). К 2004 году по этому пока­зателю Россия вышла на первое место в мире - 2,7% от общего количества умерших. Полтора века назад этот показатель в нашей стране составлял 0,06-0,09% (Гилинский Я.И. Основные тенденции динамики само­убийств в России //Девиантность и социальный кон­троль в России (XIX-XX вв.). СПб., 2000. С. 289-317).

Социальная ситуация преодоления неизвестных ра­нее трудностей сочетается для большинства населения с резким снижением уровня жизни, качества питания, распространением различных патологий. Все это про­исходит на фоне продолжительного состояния напря­жения, ощущения беспомощности и безысходности. На экзистенциальном уровне стресс социальных из­менений переживается как абсолютное одиночество, «заброшенность», «бессмысленность существования», чувство унижения и несправедливости. Оказавшись не­ожиданно для себя в ситуации социальной, экономиче­ской неопределенности многие наши сограждане поте­ряли внутренние ориентиры, духовные точки опоры.

В психологии морали выработано понятие «рессентимент», обозначающее один из источников мо­ральных оценок. Рессентимент - это абсолютная негативность интенции эмоции, интенция враждеб­ности, составляющими которой являются зависть, не­нависть, злоба, жажда мести. Согласно М. Шелеру, понятие рессентимента раскрывает возможность ис­следования способов явленности людям космиче­ского начала, противоположного любви. Если чистая любовь - это божественное начало в человеке, то «рессентимент» источник и корень лжелюбви, дья­вольское начало в человеке. Сегодня в России рес­сентимент - распространенное болезненное состоя­ние негодующего обнищавшего большинства. Люди с неустойчивой психикой в силу этих причин проявляют внешне ничем немотивированную агрессию, склон­ность к насилию, а нередко и к убийству.

Противостоять комплексу негативных пережива­ний, вызванных стрессом социальных изменений, человек может, опираясь на духовную традицию, ко­торая строится на переживаниях противоположных рессентименту. Вопреки навязываемому индивидуа­лизму, агрессивному эгоизму, в глубинах духовной культуры нашего народа еще сохраняется этническая целостность и свойственный христианской этике тип адаптации к социальному стрессу. Опыт последних десятилетий показал, что человек, воспитанный в традициях духовной культуры православия, не позво­ляет себе пребывать в состоянии рессентимента, жить злой радостью воображаемой мести и т.п. пережива­ний, у него есть иные внутренние опоры.

Казалось бы, кому как не «четвертой власти» за­ботиться о том, чтобы общество, государство выбра­ли верный выход из кризисного положения. Однако пресса сама переживает кризис, утратив в погоне за сенсациями право быть этой властью. Достаточно об­ратиться к публикациям, чтобы понять, что не только общество, но и СМИ духовно и нравственно больны. По большинству статей видно - мы перестали дорожить чувством правды, чувством Истины. Факт стал идолом, и худшее из того, что есть в природе чело­века, заполнило информационное пространство, деформируя и вытесняя правду. Мы даже не заявляем своего права на правду, не требуем соблюдения этого права ни от себя, ни от СМИ. Двусмысленность, лжи­вость информации на телевидении, в газетах и журналах с давней репутацией, не говоря уже о «желтой» прессе, идет сплошной волной. Но без этого духов­ного оселка - чувства правды - гибнет истина, и, ко­нечно, пропадает доверие друг к другу, ширится взаимное недоверие и предательство. Это и есть кризис, отсутствие перспективы развития, как у общества, так и у государства. Евангелие недаром называет дьявола «отцом лжи» (Ин. 8, 44). Для того чтобы иметь буду­щее нам придется заново проходить школу умствен­ной и духовной зоркости в поиске истины и правды.

Мы осознали свое право на свободу информации вместе с призывами к гласности, однако, нам никто не гарантирует правдивость этой информации кро­ме нас самих. Дело здесь даже не в том, что многие из корыстных побуждений лгут по заказу. Дело ско­рее в том, что далеко не всякий, пытающийся выгово­рить правду, может это сделать достойным способом, вызвать доверие. Для этого необходимо опереться на внутреннее духовное основание, которое дает право говорить публично.

То, что мы живем в эпоху воинствующего зла слиш­ком очевидно, чтобы это доказывать, гораздо важнее осознать, что у нас нет чутья к его распознаванию. Сказанное фальшивым тоном, тоном непререкаемо­го авторитета, наглого апломба или наигранного ли­цемерного пафоса вызывает отторжение, недоверие, гнев. Страх прошлых лет сформировал массовое духовное безвкусие, которым многие наивно гордятся. И вот бойкие газеты в безответственной, нравственно-развязной, провокационной манере ведут разговор о трагических по своей сути событиях, связанных с сек­суальным насилием и убийством детей. В такой «упа­ковке» даже действительные факты начинают лгать. Ни автор, ни читатель не верят ни себе, ни друг дру­гу. А маньяк, насильник становится как бы мнимым человеком, социальным призраком, очередным витринным муляжом.

«За словом, - писал И.А. Ильин, - должна сто­ять личная мысль; должен ощущаться характер, а не жажда новой, обратной карьеры; должна слышаться искренняя убежденность; должно проглядывать чув­ство собственного достоинства. Слово должно быть выстраданным и сказанным из сердца. Тогда оно убеждает и побеждает; тогда оно несет не лгущую полуправду, а честную правду. И напрасно думать, что все это теоретическая выдумка, ибо это доступно вся­кому простому и порядочному человеку, не обреме­ненному никакими теориями» (Ильин И.А. Собр. соч. в 10 тт. - М., 1993. Т. 2. С. 142).

Газетные статьи не должны вводить нас в заблуж­дение, размывая значимость проблемы неадекват­ной манерой изложения, дилетантизмом. На статьи, как и на слова, и на речи человек должен иметь жиз­ненное право, приобретаемое верностью нравствен­ным принципам, цельностью позиции, искренностью и мужеством.


Социальное зло, с которым столкнулось обще­ство, интуитивно знает нашу беспомощность перед ним. Газетное заигрывание с ним - тому свидетель­ство. Когда раздаются трезвые голоса о необходимости радикальных мер, в прессе затеваются разговоры о приоритете «неотвратимости наказания», а не его жестокости. По этой логике, может быть, вообще на­сильника и убийцу ребенка просто ловить и ставить в угол как расшалившегося дошкольника? Ведь наказа­ние будет неотвратимым и не жестоким.

Из этого же ряда интервью с родственниками педофилов-убийц, которые никакого иного смысла как «разжалобить» публику не имеют. Зло жестокое, страшное вот оно, но это зло вдруг как в детской сказ­ке начинает говорить не своим «тоненьким голосоч­ком»: «Ваша мать пришла, молочка принесла». Такие статьи способны превратить нас в доверчивых «коз-ляточек» еще подслеповатых и беспомощных. Нет, обществу необходима зоркость к злу, к человече­ской фальши, нужна «совестная впечатлительность» (И.А. Ильин), которой как раз и не хватает в статьях.

Страхи либеральной публики о судьбах демо­кратии в России понятны, но в данном случае не­уместны. Государство, не частноправовое объе­динение, не кооператив, а публично-правовая, властно-повелительная, обязательно-принудительная организация. Сфера демократического самоуправле­ния по своему существу ограничена рядом условий, среди которых важнейшее место занимает наличный уровень правосознания в стране, с которым у нас, как известно, дефицит. Действительная демократия тре­бует зрелого правосознания, когда гражданин по­нимает сущность государства, умеет управлять са­мим собой, осознает значение и смысл свободы. Беспредельная свобода с демократией несовмести­ма. То общество, которое не сумеет найти и соблюсти духовно верную меру свободы и, прежде всего, в пу­бличном слове, ждет рабство. Народ опять «устанет» от либеральной болтовни, и общество неожиданно для себя вновь может проснуться под пятой тирана.

Кроме того, государство всегда останется опекаю­щим учреждением по отношению ко всем гражданам с незрелым правосознанием (несовершеннолетние, душевнобольные, уголовно-преступные, аномаль­ные, коррумпированные плуты и т.п.).

По отношению к носителям зла именно государ­ство призвано применять силу. При этом мы должны быть непримиримы не к человеку как носителю зла, а к злу в человеке. В душе человеческой помимо собственной сознательной воли есть интуитивная склон­ность к добру, которая проявляется как совесть, но есть и скрытое в подсознании стремление к злу, к на­силию. Заигрывать с этим злом смертельно опасно. Сила государства должна противостоять силе зла там, где человек сам с ним не справляется или становится его сознательным рабом. Не стоит забывать апостоль­ский призыв «извергните развращенного из среды вас» (1 Кор. 5,13).

Разумеется, мы далеки от того, чтобы призывать строить всю деятельность государства по принципу больницы или школы. Зрелые граждане это не боль­ные и не школьники. Их политическая активность, осознанная солидарность, правовая полномочность

необходимы и созидательны. Свободная пресса - условие демократии. Но демократия устойчива тог­да, когда индивидуализация человека уравновеше­на с социализацией и осуществляется на духовной и нравственной, а не биологической основе. Если же этот процесс нарушен, индивидуализация вышла из границ культуры, нравственности, если она носит животно-биологический характер - нужна опека и бескомпромиссная сила государства.

В свете сказанного ясно, что писать о насилии над детьми, об убийстве детей и не иметь четких духов­ных и нравственных позиций все равно, что играть с огнем. Вообразите, что подобное несчастье произо­шло с вашим ребенком. Каких слов вы будете тогда ждать?

Писательство вообще требует знаний, опыта, та­ланта, которыми большинство никогда не обладало и обладать не будет. Но оно еще требует ответствен­ности, сострадания и совести. Поэтому нельзя пре­вращать трагедию в фарс, в праздную и зловредную суету.

-



Старый стиль 2Декабрь пятница Новый стиль) 15Декабрь Седмица 28-я по Пятидесятнице. Глас 2. Рождественский пост. Монастырский устав: горячая пища без масла. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрор. Аввакума (VII-VI до Р.Х.). Мц. Миропии (ок. 251). Прпп. Иоанна, Ираклемона, Андрея и Феофила (IV). Прп. Исе (Иессея), еп. Цилканского (VI) (Груз.). Прп. Афанасия, затворника Печерского, в Ближних пещерах (ок. 1176) и другого Афанасия, затворника Печерского, в Дальних пещерах (XIII). Св. Стефана Уроша, царя Сербского (1367). Сщмч. Матфея пресвитера (1921). Сщмч. Димитрия пресвитера и прп. Веры исповедницы (1932). Сщмч. Алексия, архиеп. Великоустюжского (1937). Сщмчч. Иоанна, Константина, Николая, Сергия, Владимира, Иоанна, Феодора, Николая, Николая, Павла, Сергия пресвитеров, прмч. Данакта, Космы прмцц. Маргариты, Февронии, Тамары, Антонины и Марии, мц. Матроны (1937). Прмц. Марии (1938). Мч. Бориса (1942). Евангельские ЧтенияТит., 301 зач., I, 15 - II, 10. Лк., 101 зач., XX, 19-26. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (Тит. 1, 15-2, 10; Лк. 20, 19-26). "Кесарево - кесарю, а Божие - Богу"; всякому, значит, свое. В наше время вместо "кесарево" поставить надо "житейское", и сказать: житейское своим чередом, а Божеское - своим. А то все бросились на одно житейское, Божеское же оставляют назади. Оттого оно стоит не только не на своем месте, то есть, не на первом плане, как следует, но совсем забывается. Следствием этого забвения, будто не намеренного, есть потемнение его в сознании; а затем становится неясным и его содержание, и его основания. Отсюда слабость убеждения и шаткость веры; и потом отчуждение от нее и влияние всяких ветров учения. Этот путь проходит всякий особо, когда начинает нерадеть о Божием; этот же путь проходит и общество, когда оно в своих порядках, начинает не обращать внимания на то, чего требует от него Бог. Когда Божие отставлено на задний план, тогда в обществе начинает водворяться эмансипация от Божеских требований, - в умственном, нравственном и эстетическом отношениях, и секуляризация (служение духу времени) политики, обычаев, увеселений, а затем воспитания и всех учреждений. В настоящее время о том что Божие - не думают, не говорят, не пишут и даже в мысли не имеют, ни при каких начинаниях. Дивно ли, что при таком настроении, учения противные вере находят доступ в общество и что общество склоняется к повальному безверию? Молитвы Тропарь пророка Аввакумаглас 2Пророка Твоего Аввакума память, Господи, празднующе,/ тем Тя молим:// спаси души наша. Кондак пророка Аввакумаглас 8Возгласивый вселенней от юга пришествие Божие от Девы, Аввакуме богоглаголиве,/ и на Божественней стражи предстоянием/ слышания от светоносна Ангела/ Христово Воскресение возвестил еси миру,/ сего ради весело зовем ти:// радуйся, пророков светлая доброто. Тропарь преподобного Афанасия, затворника Печерского, в Ближних пещерахглас 3Блаженство плачущих получити желая,/ день и нощь непрестанно плакал еси,/ имея во уме час Судный,/ тем по кончине твоей обрел еси утешение на Небеси,/ преподобне Афанасие./ Подаждь и нам плакатися зде грехов наших выну,/ яко да плача безконечнаго избывше,/ тамо приимем вечное утешение. Кондак преподобного Афанасия, затворника Печерского, в Ближних пещерахглас 5Яко безсмертия тезоименит, по умертвии своем востал еси жив;/ показуя же, яко зело люта есть смерть, плакался еси горько.
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.05629 c.