Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Общество православных педагогов » Журнал «Просветитель» » «Просветитель» №1. Семейное воспитание »

30.08.2017 | СЕМИНАР по работе со страждущими и их родственниками в деятельности приходских обществ трезвости.

27.07.2017 | В Екатеринбургском духовно-просветительском «Царский» состоялось заседание Совета общественно-государственного движения «Попечительство о народной трезвости».

17.07.2017 | Подводим итоги, намечаем перспективы

14.07.2017 | Царские Дни (16 июля 2017)

- -

- -
Общество православных педагогов

- -  

Русская национальная школа и ее традиции

2009_04_21_124836.jpg

В.И.Копалов

Достойно удивления слышать правильную русскую речь потомков первой волны эмиграции. Многие из них, будучи русскими по крови, но гражданами Франции, США и других стран, ревностно относятся к русской культуре и доныне являются носителями и представителями русской культуры и Православия за пределами России. Вместе с тем трудно представить, что нынешняя волна эмиграции, так называемые «новые русские», могут оставить какой-либо след: принести с собой в западный мир элементы русской культуры. Свидетельством тому является пренебрежительное, уничижительное, полное национального нигилизма отношение к русской истории, культуре, языку, к России в целом.

Этот парадокс наводит на мысль о каких-то особенных, специфических тенденциях русского духовного менталитета, который на протяжении века диаметрально противоположным образом повлиял на представителей русской эмиграции. Среди многих переменных величин, определяющих этот парадокс, особое место принадлежит образованию, школе, семье. Именно там формируется личность, закладываются основы усвоения национальной культуры, языка, нравственных, эстетических и религиозных ценностей.

Семьдесят лет господства идеологии социалистического толка стали настоящей катастрофой для русского национального самосознания. Произошла его чудовищная эрозия - забвение и искажение отечественной истории, философии, в значительной степени художественной литературы и, конечно же православного вероучения. Этот процесс сопровождался уничтожением русской интеллигенции, священнослужителей, а также расхищением и распродажей ценностей крупнейших национальных музеев и православных храмов. Все это делалось с единственной целью - уничтожить самые истоки русской культуры, превратить Россию в тело без души, которым можно манипулировать, исходя из политической конъюнктуры.

2009_04_21_124940.jpgПрактически то же самое произошло в ходе «перестройки» и в процессе реформаторской деятельности политиков демократического призыва. Даже незначительные стремления, направленные на возрождение русского национального самосознания, встречают негативную реакцию. Средства массовой информации в угаре русофобских настроений отождествляют русское самосознание с шовинизмом, антисемитизмом и даже с фашизмом. Периодические издания пестрят измышлениями о «рабской душе» русского народа, о том, что русские обладают искаженным национальным самосознанием, которое нет смысла реанимировать. Размышления о невосполнимых утратах русской культуры ставятся нашими недоброжелателями в плоскость рассуждений о полной потере идентичности между русским духовным менталитетом начала XX века и современностью. Как и прежде открыто пропагандируется этнонигилизм и космополитизм, происходит опошление и уничижение русской истории и культуры.

Фактически мы имеем дело с новым вариантом интернациональной мондиалистской идеологии, ориентирующей развитие духовной жизни российского общества на «общечеловеческие ценности». Средства массовой информации извергают потоки псевдодуховности, связанной с оккультным знанием, способами психологического воздействия, нетрадиционными для России формами религии.
Система образования является лишь одним, но очень важным слагаемым в многообразии направлений формирования национального самосознания. Вместе с тем, стремление заимствовать модели и концепции образования, чуждые ментальности русского народа (мунисты, вальдорфская педагогика, «живая этика» и др.), может привести, да, впрочем, уже и привело, к тотальной денационализации образования, едва ли не к полному разрыву с традициями отечественной педагогики.

Лауреат Нобелевской премии К.Лоренц назвал разрыв с традицией одним из смертных грехов современного человечества. Эта оценка в полной мере выражает суть дела в системе образования в России сегодня.
Педагогический опыт зарубежных стран демонстрирует совершенно иную картину. Большинство западноевропейских стран (Англия, Франция, ФРГ, Италия, Испания) в области образования проявляют ревностное отношение к национальной культуре. В изучении социально-гуманитарных дисциплин приоритет отдается отечественной истории, литературе, языку, искусству, традиционным для этих стран религиозным конфессиям. Школьные программы примерно на 70 процентов ориентированы на изучение основ национальной культуры. И в области естественных наук, где, как известно, нет «английской физики» или «немецкой биологии», большое значение придается изучению «английской физической», «немецкой биологической» и «французской математической» школ, постижению того вклада, который привнесли отечественные научные школы в мировую науку и культуру.

2009_04_21_124957.jpgИз религиозных конфессий доступ в школы большинства европейских государств имеют лишь традиционные для данной страны. В Италии, Испании и Франции - это католицизм, в Германии, в основном, - протестантизм, лишь на юге страны - католицизм. В этом отношении исключением являются лишь США, где последовательно проводится принцип отделения школы от церкви. Но вместе с тем надо отметить, что США - государство и общество, не имеющее глубокой исторической национальной традиции в области образования и культуры. Поэтому для стран такого типа свойственно стремление к радикальным изменениям в системе образования, которые ведут к достижению успеха и практическим результатам.

Россия - государство и общество с более чем тысячелетней культурой и историей. По своим ориентациям она в большей степени может использовать опыт западноевропейских стран, демонстрирующих ревностное отношение к национальным духовным ценностям, глубокую укорененность личности в национальной культуре. В условиях обвальной денационализации образования в России сегодня идет активное становление национально-культурных обществ и национальных школ. Создаются еврейские, немецкие, татаро-башкирские и другие национальные школы, цель которых - дать как полноценное среднее образование, так и национальные приоритеты. Лишь русские не имеют своей национальной школы, их дети вынуждены учиться в денационализированной системе образования, на которую сегодня обрушились разнообразные «модели» и «принципы», привнесенные извне. Насаждение этих «моделей» приведет к окончательной «эсперантизации» школьного образования, к стиранию русского национального духовного менталитета.

Были ли в дореволюционной России традиции русской национальной школы? Несомненно были. Однако на этот вопрос нельзя дать однозначного ответа. С одной стороны, российские общеобразовательные школы не носили названия «русская национальная»; с другой - они были глубоко национальными по содержанию образования. Укорененность в русской культуре, православное вероучение, основательное изучение отечественной истории, художественной литературы, патриотический характер воспитания, краеведение, знание русских традиций и устного народного творчества являются тому подтверждением.
Национальный характер русской школы можно аргументировать, опираясь на анализ эволюции школьного образования и его разнообразных форм (народные школы, гимназии, лицеи, реальные училища), на формирование и развитие русской педагогической мысли, на исследование крупных реформ в области народного образования и на динамику развития образования в целом. Даже в дискуссии конца XIX века о том, каким быть образованию в России - светским или религиозным - никто не выражал сомнения относительно национального характера образовапия. Светский характер образования отстаивали крупнейшие ученые России - Д.И. Менделеев, И.И. Мечников, И.М. Сеченов и др. Православные принципы в   воспитании   утверждали   известные организаторы и руководители в области народного образования К.П. Победоносцев, А.А. Мусин-Пушкин, Д.А. Толстой, Д.И. Тихомиров и другие.
2009_04_21_125015.jpgОбоснование национального содержания русской школы принадлежит как профессиональным ученым в области педагогики (К.Д. Ушинский, В.Я. Стоюнин, П.Ф. Каптерев, П.И. Ковалевский, В.Н. Сорока-Росинский, К.П. Победоносцев), так и непрофессионалам, чей вклад не менее значим для продолжения этой традиции (А.С. Пушкин, В.В. Розанов и И.А. Ильин). А.С. Пушкин в записке «О народном воспитании», адресованной императору Николаю I осенью 1826 года, писал: «Историю русскую должно преподавать по Карамзину. «История государства Российского» есть не только произведение великого писателя, но и подвиг честного человека. Россия слишком мало известна русским; сверх ее истории ее статистика, ее законодательство требуют особенных кафедр. Изучение истории должно будет преимущественно занять умы молодых дворян, готовящихся служить отечеству верой и правдой, имел целью искренно и усердно соединиться с правительством в великом подвиге улучшения государственных постановлений, а не препятствовать ему, безумно упорствуя в тайном недоброжелательстве» (1).

Идея национального образования и воспитания с наибольшей полнотой была раскрыта в творчестве К.Д. Ушинского, П.И. Ковалевского и В.Н. Сороки-Росинского. В своей работе «О народности в общественном воспитании» К.Д. Ушинский делает следующие выводы: «Общей системы народного воспитания для всех народов не существует не только на практике, но и в теории, и германская педагогика не более, как теория немецкого воспитания» (2). Он был убежден в том, что нельзя жить по образцу другого народа, как бы заманчив ни был этот образец, точно так же нельзя воспитываться по чужой педагогической системе, как бы ни была она стройна и хорошо обдумана. Общественное воспитание, согласно К.Д. Ушинскому, само не решает вопросов жизни и не ведет за собой историю, но следует за нею. Не педагогика и педагоги, но сам народ и его великие люди прокладывают дорогу в будущее: воспитание только идет по этой дороге и помогает идти по ней отдельным личностям и новым поколениям.

Исключительно интересны размышления К.Д. Ушинского о специфическом базовом принципе различных систем национальной педагогики. Таким принципом для германской системы является наука; для английской - выработка характеpa, свободное самоуправление, идеал гражданина; для французской - стремление к внешнему приложению научного знания; для американской - безудержное стремление вперед, поиск новых методов и форм образования. Каждый народ имеет свой особенный идеал человека, который он и осуществляет в своей национальной системе воспитания. Русские пока еще не имеют своей особой системы воспитания и образования. «Надо отказаться от подражания чужим и создать свою собственную национальную систему воспитания, отвечающую стремлениям и потребностям народной души», -подчеркивал К.Д. Ушинский. (3).

П.И. Ковалевский в статье «Национальное воспитание» также выступает против безоглядного заимствования чужих систем. Все русские школы - низшая, средняя и высшая - должны быть обязательно строго национальными. Школьное воспитание должно быть национальным  в  физическом,  нравственном  и  умственном отношениях. «У нас, у русских, при существующем ныне национальном безразличии, сплошь и рядом бывает так, что попавший к нам инородец, исполненный великой наглости, начинает порицать нашу нацию, наши порядки, нравы, обычаи и прочее, причем исходным пунктом для него является один какой-нибудь факт, из которого затем производится слишком смелое и неприличное обобщение» (4). Как это до боли похоже на нашу современную ситуацию.
П.И. Ковалевский ссылается на мнение другого известного русского педагога И.П. Корнилова, согласно которому, школа должна служить «своему народу и государству и потому должна быть национальной и патриотической. Она должна утверждать в своих питомцах твердые религиозные верования и национальные нравственные убеждения, которыми преисполнен и живет русский народ и на которых основан весь строй его многовековой религиозной, семейной и государственной жизни. Всякое русское дело, особенно воспитание детей, надо делать надежными русскими руками и не очень полагаться на услуги, иногда сомнительные, чужих людей» (5). В статье П.И. Ковалевского, по сути дела, изложена последовательная программа национального воспитания. Вот ее основные позиции.
«Воспитать - значит внедрить в человека известные душевные качества, как питать, напитать - значит ввести в организм его питательные соки - физические, материальные вещества.
Воспитать в национальном духе - значит внедрить в человека такие душевные, духовные и даже физические свойства, кои присущи и свойственны той или другой народности...
Далее, воспитание должно быть в духе той религии и государственных устоев, в которых живет та или другая народность. Воспитание должно соответствовать истории, характеру и особенностям данной народности» (6).

В.Н. Сорока-Росинский в цикле статей «Путь русской национальной школы», «Национальное и героическое в воспитании» последовательно проводит идею национального воспитания, опираясь на опыт своих предшественников. Особенно четко он фиксирует внимание на фактах, связанных с кризисными, переломными этапами в жизни народа, в частности с Первой мировой войной. Еще не так давно, писал он, могло казаться, что путь, завещанный К.Д. Ушинским русской школе, - путь национального воспитания - либо зарастет, либо будет вконец исковеркан представителями зоологического национализма.  Еще не так давно мысль, что и в русской школе национальное, т. е. свое, родное, должно быть основой воспитания, встречала упорное противодействие, была под каким-то бойкотом со стороны лучшей части общества. «Но разразилась война и показала, как утопичны были все наши космополитические теории и какое колоссальное значение в жизни народов имеет национальное чувство, даже там, где несколько поколений подряд воспитывалось на фанатическом его отрицании. Война показала, сколько скрытой силы таилось в национальном чувстве, силы центростремительной, обеспечивающей нации единство, крепость и возможность дальнейшего мощного развития; национальное чувство оказалось неисчерпаемым источником героизма, доблести» (7).
Среди многих составляющих основу национального воспитания В.Н. Сорока-Росинский уделяет особое внимание национальной песне. Русская народная песня восходит к архетипам наших предков, посредством ее осуществляется сопричастность к национальным святыням и нравственным ценностям. «Надо, - писал он, - чтобы школьник с ранних лет слышал свою родную песню и привык воодушевляться при звуках ее и чувствовать в себе кровь своего народа и все то героическое и высокое, что таится в народной душе; надо, чтобы национальная песня сопровождала все торжественные моменты жизни школьника, чтобы он чувствовал потребность выразить свои чувства в те моменты, когда душа бывает полна, так, как это делает всякий нормально развивающийся народ - в народной песне, исполняемой хором, всем миром» (8).

Выдающийся русский мыслитель И.А. Ильин, который не был специалистом в области педагогики, тем не менее, предложил развернутую систему национального воспитания в своей работе «Путь духовного обновления». «Надо сделать так, - предлагал он, - чтобы все прекрасные предметы, впервые пробуждающие ребенка, вызывающие в нем умиление, восхищение, преклонение, чувство красоты, чувство чести, любознательность, великодушие, жажду подвига, волю к качеству - были национальными, у нас в России - национально русскими; и далее: чтобы дети молились, думали русскими словами; чтобы они почуяли в себе кровь и дух своих русских предков и приняли бы с любовью и волею - всю историю, судьбу, путь и призвание своего народа; чтобы их душа отзывалась трепетом и умилением на дела и слова русских святых, героев, гениев и вождей. Получив в дошкольном возрасте такой духовный заряд и имея в своей семье живой очаг таких настроений, русские дети, где бы они ни находились, развернутся в настоящих и верных русских людей» (9).

По мнению И.А. Ильина, сокровищами, на которых надо воспитывать русский национальный характер, являются: язык, песня, молитва, сказка, жития святых и героев, поэзия, история, отношение к армии, территории и хозяйству. Этот путь есть подлинный путь к национальному духовному опыту, путь пробуждения сердца, воли, воображения, творческих замыслов каждого человека. Всякая абсолютизация принципов интернационализма в деле воспитания, увлечение чужими моделями образования неизбежно несет отрицательный результат. «Таков дух национального воспитания, необходимый русскому и каждому здоровому народу. Задача каждого поколения состоит в верной передаче этого духа, и притом в формах возрастающей одухотворенности, национального благородства и международной справедливости. Только на этом пути человечеству удастся соблюсти священное начало Родины и в то же время одолеть соблазны - как больного национализма, так и всеразлагающего интернационализма» (10).

Русская педагогическая мысль развивалась и испытывала на себе сильное влияние православного вероучения. О роли Православия в народном образовании постоянно напоминали великие русские подвижники (Иоанн Кронштадтский), государственные деятели России (К.П. Победоносцев), а также русские писатели и философы (Ф.М. Достоевский, А.Ф. Лосев). «Школа, поскольку она народная, должна отражать в себе душу народную и веру народную - только тогда будет она люба народу, - писал К. П. Победоносцев. - Она должна быть проникнута церковностью в лучшем духовном смысле этого слова. Одухотворяясь ею, она сама должна одухотворять ее для души народной. Отсюда - непременное участие школы в действии церковного богослужения - в чтении и пении. Кто испытал и видел, тот знает, какое это могучее духотвориое воспитательное орудие и для школы, и для души народной, в которую вносится просветление религиозного сознания и чувства» (11).

2009_04_21_125033.jpgРазвернутую программу религиозного воспитания в области педагогики дал А.Ф. Лосев в докладе «О методах религиозного воспитания», прочитанном им в педагогическом кружке Нижегородского университета в марте 1921 года. А.Ф. Лосев излагает суть своей программы, опираясь на широкий исторический материал, сочетая проблемы православного богословия, религиозный опыт, практику школьного педагога, труды по детской психологии, русскую классическую литературу с ее религиозными исканиями, материалы античной мифологии, философии и поэзии. При этом он дает дифференцированный подход к освоению православного вероучения в зависимости от возраста ребенка. Уже тогда А.Ф. Лосев подчеркивал, что из всех вопросов педагогики эта проблема имеет наиболее плачевную судьбу. Но при этом автор доклада утверждает следующее: «Без религиозного коэффициента непонятна мука Гоголя, жертвенное безумие Достоевского и Лермонтова, светлое и имморально-эстетическое оправдание языческого мира у Пушкина» (12).

Религиозное воспитание, согласно Лосеву, есть вопрос вообще о религиозном устроении жизни, об особой организации просвещения ума и сердца и, следовательно, всего жизнеощущения и жизнедействия. В другом случае, в программе курса «Введение в классическую филологию» Лосев писап: «История есть организм, и ее бытие - рождение, рост и смерть национальных организмов. Нас интересуют не вещи, но процессы; не бытие, но становление; не машины, но организмы. Догматы веры, граненные и высеченные, воспринимаются нами, начиная с их зародышевого состояния, и - их граненность и сталь, растворяясь и расчленяясь, уходят в мглу религиозных инстинктов» (13).

Программа А.Ф. Лосева исключительно важна для современной русской национальной школы, которая не только формально, но и содержательно должна преодолеть разрушительную тенденцию атеизма. «Науки и школьные дисциплины, преображенные светом истины, не будут чем-то чуждым, познаваемым в лучшем случае лишь из любопытства, но наполнятся жизненным смыслом, великой мирочувственной надеждой, верой и любовью, - пишет В.В. Медушевский. - Откроется ложь о неизбежности конфронтации между наукой и верой, ибо прозревшая наука ясно увидит и свои пределы, и связь с верой. Знания не будут ожесточать сердца, но послужат умножению любви. И сам ход обучения поднимется до возвышенной жизни на уроке, полной красоты и радости, но также и труда, усилий мужества, терпения и иных христианских добродетелей, и преодолевающей греховные искажения» (14).

В результате анализа исторического опыта русской национальной педагогики мы можем сделать вывод, о том, что русская педагогическая мысль базировалась на основе ряда принципов:
1.    Русское национальное образование должно быть основано на органичной для русского народа педагогике, учитывающей его духовный и исторический опыт, его традиции. Подобную педагогику невозможно заимствовать извне в качестве «модели» образования.
2.    Русское национальное образование неразрывно связано с православным вероучением, впитало в себя его живительную силу, чувство собственного достоинства, чувства ранга, смирения. Православие указывает школе и задание, и верный путь.
3.    Содержанием русской национальной педагогики является русская культура во всем ее многообразии: история, художественная литература, искусство, язык, устное народное творчество.
4.    Русская школа должна быть национальной и патриотической, должна служить своему народу и государству.
5.    Воспитание в русской школе должны осуществлять русские педагоги, ревностно относящиеся к русской истории, к русской культуре и русским святыням. В ином случае эффективность национального образования будет сведена к нулю.
Опыт русской национальной педагогики, изложенный в этих принципах, требует глубокого осмысления и освоения в современных условиях при создании русской национальной школы современного типа.

* * *
Современная ситуация, сложившаяся в России в школьном образовании, может быть однозначно оценена как денационализация всей системы образования. В связи с этим национально-культурные общества ведут интенсивную работу по созданию национальных школ, которые призваны учитывать высокие стандарты образования, а также национальные приоритеты. За последние годы были открыты во многих городах России еврейские, немецкие, татаро-башкирские национальные школы, как воскресные, так и общеобразовательные. В этих условиях и перед русским народом встала неотложная задача - создание русской национальной школы современного типа.

Как можно сформулировать стратегические цели русской национальной школы? Эти цели следующие:
1.     Русская национальная школа имеет целью - дать своим воспитанникам полноценное образование, учитывающее как стандарты современных требований, так и национальные приоритеты.
2.     Русская национальная школа осуществляет ориентацию образования, прежде всего дисциплин социально-гуманитарного цикла, на основные ценности русской культуры.
3.   Русская национальная школа отдает приоритет православному вероучению, которое на протяжении тысячелетия было духовным основанием русской культуры, русского народа и его истории. Пропаганда религиозных и педагогических идей различных сект не допускается.
4.   Русская национальная школа призвана сформировать у своих воспитанников чувство национального достоинства, патриотизм; чувство укорененности в русской истории и культуре.
5. Русская национальная школа в перспективе должна преодолеть денационализацию среднего школьного образования и выработать педагогические концепции, соответствующие традициям русского народа и современным требованиям к среднему образованию.

Помимо стратегических, необходимо сформулировать и тактические цели и задачи развития русской национальной школы:
1.   Подготовка программ, учебных пособий и хрестоматий по дисциплинам социально-гуманитарного цикла, отвечающих основным целям русской национальной школы.
2.   Подготовка педагогов, способных реализовать обучение по стандартам русской национальной школы и являющихся ревностными носителями русского национального самосознания.
3.   Осуществление контактов с родителями, которые разделяют принципы работы русской национальной школы.
4.   Проведение конференций по обмену опытом работы русских национальных школ.
5. Создание общественной ассоциации «Русская национальная школа», цель которой - широкое информирование нашего общества о содержании деятельности и перспективах развития русской национальной школы.

Сегодня мы имеем некоторый опыт создания русских национальных шкод в Москве и ряде городов России. Их становление происходит с колоссальными трудностями: сказывается как давление национальной индифферентности, так и негативное отношение со стороны руководства школьным образованием в стране.
Должна ли быть русская национальная школа массовой? На мой взгляд, на данном этапе русская национальная школа должна, скорее всего, быть экспериментальной. В результате создания сети русских национальных школ будет осуществляться их влияние на массовую отечественную школу, и тем самым будет положено начало преодолению денационализации образования в России и отказу от «импортных» педагогических программ. Надо заметить, что прием в русскую национальную школу должен быть сугубо добровольным, а цели, задачи и программы этой школы должны быть хорошо известны как школьникам, так и их родителям.

Литература:
1.  Пушкин А.С. О народном воспитании // Опыты православной педагогики. Лит. учеба, кн. 5-6. - 1993. - С. 13-14.
2.   Ушинский К.Д. О народности в общественном воспитании // Духовные основы русского национального воспитания. Хрестоматия. Екатеринбург, 1994. - С. 24.
3.   Там же.
4.   Ковалевский П.И. Национальное воспитание // Опыты православной педагогики. - С. 179.
5.   Там же.-С. 184.
6.   Там же.-С. 177.
7.   Сорока-Росинский В.Н. Национальное и героическое в воспитании // Духовные основы русского национального воспитания. Хрестоматия. - С. 67.
8.   Там же.
9.   Ильин И.А. Путь духовного обновления // Ильин И. А. Собр. соч. в 10-ти тт. М. 1993. Т. 1. - С. 202.
10. Там же.-С. 208.
11.    Победоносцев К.П. Ученье и учитель (Педагогические заметки) // Духовные основы русского национального воспитания. Хрестоматия. - С. 83-84.
12.  Лосев А.Ф. О методах религиозного воспитания // Путь Православия. 1993. №1. - С. 224.
13. Там же.
14. Медушевский В.В. Христианизация светского образования // Путь Православия. - С. 89.



Старый стиль 7Сентябрь среда Новый стиль) 20Сентябрь Седмица 16-я по Пятидесятнице. Глас 6. День постный. Пища с растительным маслом. Совершается служба на шестьПредпразднство Рождества Пресвятой Богородицы. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМч. Созонта (ок. 304). Совершается служба со славословиемСвт. Иоанна, архиеп. Новгородского (1186). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрмч. Макария Каневского, архим. Овручского, Переяславского (1678). Прп. Макария Оптинского (1860). Апп. от 70-ти Евода (66). и Онисифора (после 67). Мч. Евпсихия (II). Прп. Луки (после 975). Прпп. Александра Пересвета и Андрея Осляби (1380). Прп. Серапиона Спасоелезаровского, Псковского (1480). Сщмчч. Петра и Михаила пресвитеров (1918). Сщмчч. Евгения, митр. Горьковского, и с ним Стефана пресвитера и прмчч. Евгения, Николая и Пахомия (1937). Сщмч. Григория, Василия пресвитеров, прмч. Льва (1937). Евангельские ЧтенияГал., 214 зач., VI, 2-10. Мк., 29 зач., VII, 14-24, и за четверг (под зачало): Еф., 216 зач., I, 1-9. Мк., 30 зач., VII, 24-30. Мч.: Еф., 233 зач., VI, 10-17. Ин., 52 зач., XV, 17 - XVI, 2. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (Гал. 6, 2-10; Мк. 7, 14-24). "Извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство". Тут перечислены ходячие грехи, но и все другие, большие и малые, исходят из сердца, и вид в каком они исходят - помышление злое. Первое семя зла впадает на мысль сделать то и то. Отчего и как впадает? Часть этих впадений можно объяснить известными законами сочетаний и сцеплений идей и образов, но только часть. Другая значительнейшая часть происходит от самодвижного раздражения страстей. Когда страсть живет в сердце, то не может не потребовать удовлетворения. Это требование обнаруживается позывом на то и другое; с позывом же соединен предмет тот или другой. Отсюда мысль: "а вот что надо сделать". Тут то же происходит, что, например, при голоде: почувствовавший голод, чувствует позыв на пищу; с позывом вспадает на мысль и самая пища; отсюда - достать то или это и съесть. Третья, может быть, более объемистая часть исходит от нечистых сил. Ими переполнен воздух, и они стаями шныряют около людей, и всякий по роду своему рассевает вокруг себя воздействие на соприкосновенные лица. Злое летит от них, как искры от раскаленного железа. Где удобоприемлемость там внедряется искра, а с нею и мысль о злом деле. Этим, а не другим чем либо, можно объяснить неизвестно почему зарождающиеся помышления злые, среди занятий решительно не сродных с ними. Но эта разность причин не делает разности в том, как поступать с помышлениями злыми. Закон один: пришло злое помышление - отбрось и делу конец. Не отбросишь в первую минуту, во вторую труднее будет, в третью еще труднее, а тут и не заметишь, как родится сочувствие, желание и решение и средства явятся. . . вот грех и под руками. Первое противление злым помышлениям - трезвение и бодрствование с молитвою.(Еф. 1, 1-9; Мк. 7, 24-30). Что подвигло сирофиникиянку придти к Господу и быть столь неотступною в прошении? Сложившийся образ убеждений; убеждена была, что Спаситель силен исцелить дочь ее и пришла к Нему; убеждена была, что Он не оставит без удовлетворения прошения ее, и не переставала просить. Убеждения - итог всей жизни, воспитания, ходячих мыслей, впечатлений от окружающего, от встречаемых учений и разнообразных случаев и занятий в жизни. Под действием всего этого работает мысль и доходит до известных убеждений. При этом надо иметь во внимании, что всюду есть и отовсюду теснится в душу человека истина Божия. Истина лежит в сердце человека; истина Божия отпечатлена на всех тварях; есть истина Божия в обычаях и нравах человека; есть она и в учениях больше или меньше. Но всюду же есть и ложь. Кто от истины, тот собирает истину и полон убеждений истинных, спасительных. А кто не от истины, тот собирает ложь и полон убеждений ложных, заблуждений пагубных. От человека ли быть от истины и не от истины - всякий разбери сам, а между тем суд Божий всех ожидает. . . Молитвы Тропарь святителя Иоанна, архиепископа Новгородскогоглас 8Днесь светло красуется славнейший великий Новград,/ имея мощи твоя в себе, святителю Иоанне,/ яко солнечныя лучи испущающия,/ и подающия исцеления, притекающим с верою к тебе./ Молися Христу Богу, избавити град сей невредим от варварскаго пленения,/ и междоусобныя брани, и огненнаго запаления,/ святителю Богомудре и чудоносче,/ небесный человече, и земный ангеле:/ да сошедшеся любовию в память твою,/ светло празднуем, в песнех и пениих радующеся,/ и Христа славяще, тебе таковую благодать даровавшаго исцелений,/ и великому Новуграду заступление и утверждение. Ин тропарь святителя Иоанна, архиепископа Новгородскогоглас 4Господи Боже наш,/ творяй присно с нами по Твоему смотрению,/ не отстави милости Твоея от нас,/ но молитвами святителя Твоего Иоанна/ в мире устрой живот наш. Кондак святителя Иоанна, архиепископа Новгородскогоглас 4Возвеселися явленно Честная Церковь Христова,/ в память днесь приснословущаго святителя Иоанна,/ от великаго Новаграда возсиявшаго:/ и всю страну удивившаго преславными чудодеянии,/ и всеми добродетельми украсившагося./ И по преставлении бо честное тело его обретеся нетленно,/ источающее велия чудеса./ Темже зовем ему:/ о всеблаженне!/ Моли Христа Бога непрестанно о всех нас. Тропарь преподобномученика Макария, архимандрита Каневскогоглас 4Христу, нас ради с Небес сошедшему,/ последовал еси в подвизех твоих,/ Макарие, отче наш./ Егоже моли о нас, ублажающих тя,/ прощение прегрешений даровати нам,/ любовию же и смирением сердца наша озарити/ и спасти души наша. Ин тропарь преподобномученика Макария, архимандрита Каневскогоглас 4Божественным желанием весь сам себе от юнаго возраста Господеви возложив,/ явился еси светильник светлый граду твоему,/ поучая всех истинней вере и житию богоугодному,/ священно-мучениче Макарие, Овручская похвало./ Сего ради, яко агнец непорочный, гонимый от распрелюбивых врагов,/ возшел еси во обитель Каневскую,/ идеже, яко пастырь добрый, душу твою положил еси за овцы твоя./ И ныне ко всечестней раце многоцелебных мощей твоих/ мы, грешнии, со умилением притекающе,/ дар исцеления приемлем, многострадальне:/ ты бо присно источаеши болящим здравие, печальным утешение/ и всем, чтущим тя, всякое исполнявши требование,/ моляся Христу Богу спастися душам нашим. Ин тропарь преподобномученика Макария, архимандрита Каневскогоглас 8Ко всечестней раце многоцелебных мощей твоих,/ преподобномучениче Макарие,/ мы, грешнии, притекающе, дар исцеления приемлем:/ ты бо присно источаеши болящим здравие, печальным утешение/ и всех, чтущих тя, всякое исполнявши требование,/ молящеся Христу Богу спастися душам нашим. Кондак преподобномученика Макария, архимандрита Каневскогоглас 4Нетленною красотою смиреннаго жития твоего/ Бога на земли прославил еси/ и Божественный веры чистоту/ сохраняти люди научил еси,/ страдальческими же подвиги кончину прием,/ от Бога прославлен явился еси,/ преподобномучениче Мака
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.11671 c.