Главная
Новости
Фотоальбом
Форум
Гостевая
Карта сайта
Главная » Общество православных педагогов » Симеоновские образовательные чтения »

30.08.2017 | СЕМИНАР по работе со страждущими и их родственниками в деятельности приходских обществ трезвости.

27.07.2017 | В Екатеринбургском духовно-просветительском «Царский» состоялось заседание Совета общественно-государственного движения «Попечительство о народной трезвости».

17.07.2017 | Подводим итоги, намечаем перспективы

14.07.2017 | Царские Дни (16 июля 2017)

- -

- -
Общество православных педагогов



- -  

Жизнь без святыни.

Ильин И. А.
 
Жизнь без святыни есть первое большое бедствие нашего времени.

Незаметно лишается наша жизнь святынь. Порой мы даже не подозреваем, когда это начинается и как это происходит; мы как-то забываем об этом, совершенно не думая об опасности, и вдруг - свершилось. Многие из нас этого не замечают. А если вдруг замечают, то немало удивляются и даже печалятся, так как никто не хотел этого и не может сказать, как стал этому виной. А вина-то как раз заключается не в деянии, а в небрежении и упущении: мы не сумели, не захотели взлелеять в себе противоположное - духовную полноту и глубину жизни.

Ведь наша земная жизнь имеет свой сокровенный, высший смысл. Он - не на поверхности повседневности и мелочной суеты. Он не притязает и не принуждает. Он хочет быть желаемым: свободно сформулированным, искомым, найденным, обладаемым и тщательно оберегаемым. Он требует от нас непринужденного признания и решительного предпочтения. Только тогда он раскроется нам легко и щедро, наполнит собою нашу жизнь. Если же мы не удовлетворим этому требованию, не отзовемся на его запросы, искания и надежду на поддержку, тогда ускользнет от нас высший смысл жизни и наступит незаметно осквернение ее. И не потому, что она станет бессмысленной сама по себе, а потому, что мы начнем жить так, как если бы она была бессмысленной. В реальности все останется прежним, точнее - извечным. Все - от капли дождя до грациозной серны, от птичьего щебета до тихой материнской любви, от северного сияния до геройской смерти исповедника - все остается полным смысла, дивно устроенным, субстанционально насыщенным, проникнутым Божиим дыханием. Все в самом себе укоренено, все останется Божественным текстом, начертанным священными письменами; все есть Божья ткань, сотканная из нитей мудрости; все суть таинственная музыка, выдержанная в чистой тональности и раскрепощающей душу гармонии. Но мы, уже не знающие более об этом, а точнее - не желающие знать, ведем себя так, словно сорвались с цепи и пустились во все тяжкие. Мы уже не разбираем этот текст; мы разорвали эту вечную ткань; мы стали глухи к этой музыке. Результат стал очевидным: мы извратили наше существование. И вся наша жизнь стала пугающе фатальным недоразумением, «трагедией ошибок»; стала субъективно бессмысленной, пошлой и мертвой, уподобляясь то прозябанию жалкого существа и отродья, то вялому сползанию вниз, то полному банкротству, то хаотической свалке.

И уже ничто для нас Божественная предначертанность природы и истории; ничто светящаяся глубина духовной культуры, теперь она для нас то же, что «сущий мрак»; все для нас никчемно и невесомо, как опавшая сухая листва, как летающий по ветру уличный сор. Мы становимся жесткими и бесплодными, но высокомернымими и одержимыми страстями; нами же лишенная Божественности Вселенная кажется нелепой, издевательски насмехающейся над нами...

Следовательно, существует своеобразное «качество» человеческой жизни и соответственно ему - своеобразное «измерение» ее, масштаб и критерий, с которыми мы должны считаться. Этот критерий никоим образом не адекватен таким критериям, как религиозная правоверность, мораль, искусство, истинность знания, лояльность закону. Его, скорее, следовало бы назвать критерием духовной значительности, в данном случае - пустоты, осквернения жизни.

Это свойство можно охарактеризовать и поточнее: оно зарождается там, где духовный принцип в человеке засыпает или иссякает, и означает, таким образом, бездуховность жизни. Оно начинается там, где человеческое легкомыслие, и не подозревающее пока о глубокомыслии, наивно и безответственно скользит по житейским волнам. Оно начинается там, где мелочность жизни становится, во всей ее близорукости и плоскочувствии, сувереном. Таким образом, оно начинается с религиозной тупости и усиливается тогда, когда это религиозное отупение становится самоуверенным и надменным, окончательно укореняется в человеке и обретает отпечаток самоапологии. Тогда оно воспринимает себя как нечто само собой разумеющееся, единственно верное и умное, выстроенное в определенное «мировоззрение».

Это мировоззрение не просто безбожно - в религиозном аспекте оно тупо и вызывающе. Не зная ничего о духе, оно издевается над ним. Оно неромантично, иронично, сухо, бесцветно; словом - пустыня. А еще о нем можно сказать, что оно донельзя трезво, механично, материалистично. Если же вглядеться в его картину мира, то получается такое ощущение, что все краски Вселенной поблекли и стушевались; что пташки умолкли и замертво свалились на землю; что над универсумом гуляет нескончаемый, вечный самум , который замел все глубины таинственного, лишил святого все существующее. И в этом пустынном, заброшенном Богом пространстве началась упорная, жестокая «bellum omnium contra omnes» (война всех против всех), которой не видно конца. Значит, жизнь осквернена, и эту скверну придется изжить до конца. Чаша полна яду, но должна быть выпита до дна.

Эта лишенная святого пошлость может ко всему примазываться, во всем укореняться; а там, куда она проникает и где ширится, вырождается все - как в отдельном человеке, так и в жизни целых поколений. Овладевает она, к примеру, душою верующего. Тогда его религиозность постепенно мельчает, становится педантичной, амбициозной, суеверной, лицемерной, - уподобляясь психозу насилия и страха, богоотвергнутому ханжеству, Проникает эта пустота в искусство - и оно тут же забывает о своем высоком и глубоком призвании; его провидческое созерцание тускнеет, его мудрость угасает; оно потворствует пошлому зуду вожделений, покорствует формалистическому снобизму, становится служанкой в политической сфере жизни. Измельчавшая наука обретает чрезмерную самоуверенность, считая, что все на свете можно объяснить механистичным способом, и тем самым опускается до немыслимого уплощения, до крайнего упрощения. Лишенная священного покрова мораль становится сухой, принудительной, бессердечной и лицемерной. Лишенная священного политика превращается в погоню за личным успехом и властью, в открытую войну интересов и очень скоро становится безыдейной творчески бессильной и тоталитарной.

Так проявляется в жизни лишенная святыни пошлость.

Добро становится мелким, скудным и бессильным, Нейтральное становится двусмысленным, холодным и опасным. Зато зло становится претенциозным, мощным и вредоносным.

Добро лишается корней, становится неустойчивым и негероическим. Нейтральное становится абсолютно безразличным, легкоустранимым, продажным и предательским. Зло - разнузданным, бесцеремонным и безудержным. Все кажется как бы Богом покинутым, Богом обессиленным, готовым к неизбежному концу.

Это осквернение охватывает все сферы человеческой жизни. Но особенно опустошительно оно в любви. Без
духовность человеческой любви превращает ее в элементарную потребность естества, самовольно заявляет о себе, своенравно «требует», бесцеремонно и бесстыдно действует и безответно угасает. Бездуховно заключенный брак не сулит ни верности, ни счастья, ни жизнестойкости, ни здорового воспитания. Лишенный святости брак начинается с мальчишеских проделок, терпим или даже поощряем в публичных домах и находит свое завершение в открытом распутстве и распаде семьи.

Лишенное святости мышление становится зыбким, скользящим по поверхности вещей. Оно уже не ищет целесообразности, уже не имеет «убеждений». Истинность и достоверность ему уже не свойственны абсолютно. Вместо этого оно культивирует выгоду и ударную аргументацию своих возможностей - как это было свойственно когда-то греческим софистам или римской риторике. Для ученых такого сорта мысль - не служение, а скорее способ достижения личного успеха, ставка на выигрыш в азартной игре - за деньги получишь и власть. Это лишенное корней мышление придает всей жизни оттенок авантюры и по сути своей аморально. О настоящей реальности оно и знать не желает, а потому в своем мелкотемье безответственности и релятивизма доходит до цинизма и нередко, увы, до примитива.

Лишенная святости воля - это социально опасная сила. И чем сильнее эта сила в личности, тем опаснее человек. Несдержанный и развязный стремится к власти любой ценой, использует все способы, исходит все пути, пуская в ход все средства, вплоть до лицемерия, клеветы, лжи и массовых казней. И чем тоньше носитель этой воли, тем изощреннее его борьба за жизнь, тем ярче его способность обойти препоны уголовного права, тем успешнее манипулирует он пробелами и недочетами правопорядка, тем «выше» поднимается он по ступенькам жизни, тем ущербнее его влияние. Именно эта дурная воля подрывает и подтачивает демократию, именно она измыслила и провела в жизнь идею тоталитарного государства. Но своего последнего слова эта лишенная святости воля пока еще не сказала.

Незаметно наша жизнь утрачивает священное. И процесс этот начинается с незначительных упущений и небрежений и заканчивается грандиозными кризисами и потрясениями. Первоисточником же этих опасностей является бездуховное воспитание детей.

--------------------------------------------------------------------------------

* Печатается по: Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 тт. / Сост. и коммент. Ю.Т.Лисицы. М., 1998. Т. 8. С. 345-350.
[1] Самум (араб.) - местное название сухого горячего ветра в пустынях Северной Африки и Аравийского полуострова; часто сопровождается песчаными бурями.
[2] Известное выражение Томаса Гоббса - английского философа XVII века.



Старый стиль 7Сентябрь среда Новый стиль) 20Сентябрь Седмица 16-я по Пятидесятнице. Глас 6. День постный. Пища с растительным маслом. Совершается служба на шестьПредпразднство Рождества Пресвятой Богородицы. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМч. Созонта (ок. 304). Совершается служба со славословиемСвт. Иоанна, архиеп. Новгородского (1186). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрмч. Макария Каневского, архим. Овручского, Переяславского (1678). Прп. Макария Оптинского (1860). Апп. от 70-ти Евода (66). и Онисифора (после 67). Мч. Евпсихия (II). Прп. Луки (после 975). Прпп. Александра Пересвета и Андрея Осляби (1380). Прп. Серапиона Спасоелезаровского, Псковского (1480). Сщмчч. Петра и Михаила пресвитеров (1918). Сщмчч. Евгения, митр. Горьковского, и с ним Стефана пресвитера и прмчч. Евгения, Николая и Пахомия (1937). Сщмч. Григория, Василия пресвитеров, прмч. Льва (1937). Евангельские ЧтенияГал., 214 зач., VI, 2-10. Мк., 29 зач., VII, 14-24, и за четверг (под зачало): Еф., 216 зач., I, 1-9. Мк., 30 зач., VII, 24-30. Мч.: Еф., 233 зач., VI, 10-17. Ин., 52 зач., XV, 17 - XVI, 2. Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский (Гал. 6, 2-10; Мк. 7, 14-24). "Извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство". Тут перечислены ходячие грехи, но и все другие, большие и малые, исходят из сердца, и вид в каком они исходят - помышление злое. Первое семя зла впадает на мысль сделать то и то. Отчего и как впадает? Часть этих впадений можно объяснить известными законами сочетаний и сцеплений идей и образов, но только часть. Другая значительнейшая часть происходит от самодвижного раздражения страстей. Когда страсть живет в сердце, то не может не потребовать удовлетворения. Это требование обнаруживается позывом на то и другое; с позывом же соединен предмет тот или другой. Отсюда мысль: "а вот что надо сделать". Тут то же происходит, что, например, при голоде: почувствовавший голод, чувствует позыв на пищу; с позывом вспадает на мысль и самая пища; отсюда - достать то или это и съесть. Третья, может быть, более объемистая часть исходит от нечистых сил. Ими переполнен воздух, и они стаями шныряют около людей, и всякий по роду своему рассевает вокруг себя воздействие на соприкосновенные лица. Злое летит от них, как искры от раскаленного железа. Где удобоприемлемость там внедряется искра, а с нею и мысль о злом деле. Этим, а не другим чем либо, можно объяснить неизвестно почему зарождающиеся помышления злые, среди занятий решительно не сродных с ними. Но эта разность причин не делает разности в том, как поступать с помышлениями злыми. Закон один: пришло злое помышление - отбрось и делу конец. Не отбросишь в первую минуту, во вторую труднее будет, в третью еще труднее, а тут и не заметишь, как родится сочувствие, желание и решение и средства явятся. . . вот грех и под руками. Первое противление злым помышлениям - трезвение и бодрствование с молитвою.(Еф. 1, 1-9; Мк. 7, 24-30). Что подвигло сирофиникиянку придти к Господу и быть столь неотступною в прошении? Сложившийся образ убеждений; убеждена была, что Спаситель силен исцелить дочь ее и пришла к Нему; убеждена была, что Он не оставит без удовлетворения прошения ее, и не переставала просить. Убеждения - итог всей жизни, воспитания, ходячих мыслей, впечатлений от окружающего, от встречаемых учений и разнообразных случаев и занятий в жизни. Под действием всего этого работает мысль и доходит до известных убеждений. При этом надо иметь во внимании, что всюду есть и отовсюду теснится в душу человека истина Божия. Истина лежит в сердце человека; истина Божия отпечатлена на всех тварях; есть истина Божия в обычаях и нравах человека; есть она и в учениях больше или меньше. Но всюду же есть и ложь. Кто от истины, тот собирает истину и полон убеждений истинных, спасительных. А кто не от истины, тот собирает ложь и полон убеждений ложных, заблуждений пагубных. От человека ли быть от истины и не от истины - всякий разбери сам, а между тем суд Божий всех ожидает. . . Молитвы Тропарь святителя Иоанна, архиепископа Новгородскогоглас 8Днесь светло красуется славнейший великий Новград,/ имея мощи твоя в себе, святителю Иоанне,/ яко солнечныя лучи испущающия,/ и подающия исцеления, притекающим с верою к тебе./ Молися Христу Богу, избавити град сей невредим от варварскаго пленения,/ и междоусобныя брани, и огненнаго запаления,/ святителю Богомудре и чудоносче,/ небесный человече, и земный ангеле:/ да сошедшеся любовию в память твою,/ светло празднуем, в песнех и пениих радующеся,/ и Христа славяще, тебе таковую благодать даровавшаго исцелений,/ и великому Новуграду заступление и утверждение. Ин тропарь святителя Иоанна, архиепископа Новгородскогоглас 4Господи Боже наш,/ творяй присно с нами по Твоему смотрению,/ не отстави милости Твоея от нас,/ но молитвами святителя Твоего Иоанна/ в мире устрой живот наш. Кондак святителя Иоанна, архиепископа Новгородскогоглас 4Возвеселися явленно Честная Церковь Христова,/ в память днесь приснословущаго святителя Иоанна,/ от великаго Новаграда возсиявшаго:/ и всю страну удивившаго преславными чудодеянии,/ и всеми добродетельми украсившагося./ И по преставлении бо честное тело его обретеся нетленно,/ источающее велия чудеса./ Темже зовем ему:/ о всеблаженне!/ Моли Христа Бога непрестанно о всех нас. Тропарь преподобномученика Макария, архимандрита Каневскогоглас 4Христу, нас ради с Небес сошедшему,/ последовал еси в подвизех твоих,/ Макарие, отче наш./ Егоже моли о нас, ублажающих тя,/ прощение прегрешений даровати нам,/ любовию же и смирением сердца наша озарити/ и спасти души наша. Ин тропарь преподобномученика Макария, архимандрита Каневскогоглас 4Божественным желанием весь сам себе от юнаго возраста Господеви возложив,/ явился еси светильник светлый граду твоему,/ поучая всех истинней вере и житию богоугодному,/ священно-мучениче Макарие, Овручская похвало./ Сего ради, яко агнец непорочный, гонимый от распрелюбивых врагов,/ возшел еси во обитель Каневскую,/ идеже, яко пастырь добрый, душу твою положил еси за овцы твоя./ И ныне ко всечестней раце многоцелебных мощей твоих/ мы, грешнии, со умилением притекающе,/ дар исцеления приемлем, многострадальне:/ ты бо присно источаеши болящим здравие, печальным утешение/ и всем, чтущим тя, всякое исполнявши требование,/ моляся Христу Богу спастися душам нашим. Ин тропарь преподобномученика Макария, архимандрита Каневскогоглас 8Ко всечестней раце многоцелебных мощей твоих,/ преподобномучениче Макарие,/ мы, грешнии, притекающе, дар исцеления приемлем:/ ты бо присно источаеши болящим здравие, печальным утешение/ и всех, чтущих тя, всякое исполнявши требование,/ молящеся Христу Богу спастися душам нашим. Кондак преподобномученика Макария, архимандрита Каневскогоглас 4Нетленною красотою смиреннаго жития твоего/ Бога на земли прославил еси/ и Божественный веры чистоту/ сохраняти люди научил еси,/ страдальческими же подвиги кончину прием,/ от Бога прославлен явился еси,/ преподобномучениче Мака
© Сайт разработан мультимедиастудией Просветительского центра собора Александра Невского

Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православие.Ru Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 «Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь Храм святителя Николая Чудотворца при УГГУ Просветительский центр собора Александра Невского Код кнопки:

   Время генерации страницы 0.04429 c.